Лаксман Эрик - академик, исследователь природы


27 июля (4 августа) 1737 г.

Родился исследователь природы, академик Э. Лаксман (1737-1796)

Из славной когорты исследователей XVIII в. жизнь и научная деятельность академика Эрика Лаксмана наименее известна. Первая половина жизни ученого прошла в Финляндии, вторая — в Сибири, где он и умер. Он не оставил какого-либо фундаментального труда, хотя краткие заметки и сочинения его известны. Ученые, имеющие мировую известность, такие как Паллас, Риттер, Фальк называли его многосторонним специалистом.

Лаксман Э. Г. АГКМ. НВФ 6612/1.Эрик Лаксман родился 27 июля 1737 г. в маленьком городке при Нейшлотской крепости, входящей в то время в состав Швеции. Детство и юность будущего ученого прошли в бедах и лишениях. Обучался он в училищах Нейшлотской крепости и г. Рантасальми, расположенном в шведской части Финляндии, а затем в Боргосской гимназии. Эта гимназия давала в основном общее и богословское образование, но имела прекрасные коллекции: минералогические, зоологические, ботанические; преподавание естественных наук, хотя и не было основным, велось на достаточно высоком уровне. Э. Лаксман во время обучения в гимназии именно к естественным наукам проявлял особую склонность. В 1757 г. он поступил в университет г. Або, но продолжить обучение ему не пришлось, ибо семья его окончательно обеднела, и он не мог рассчитывать на материальную помощь.

Чтобы не быть в тягость матери, Лаксман избрал для себя духовное поприще, чему соответствовал и пройденный курс гимназии. Производство его в сан пастора состоялось в Петербурге, куда он переехал в 1762 г. Увлечение естественной историей не проходит, и занятый служебными делами Лаксман углубляется в самообразование, дополняя теорию практическими наблюдениями. В Санкт-Петербурге он преподавал естественную историю и ботанику в училище при соборе Св. Петра и Павла, затем был назначен на должность пастора лютеранской церкви немецкого прихода Колывано-Воскресенских заводов в Сибири, центром которых был город Барнаул. Перед отъездом из Санкт-Петербурга Лаксман по представлению Миллера был избран Российской Академией наук своим корреспондентом. Перед отбытием в далекую Сибирь Лаксман уже представил Академии первую свою работу — список растений, собранных в окрестностях Санкт-Петербурга. Датирована эта работа 1764 г.

В Барнаул Лаксман отправился с женой и матерью. Выехав из Петербурга 19-20 января 1764 г., он остановился на месяц в Москве и 15 марта 1764 г. прибыл в г. Барнаул.

Служба пастора была довольно утомительна: прихожане были разбросаны по многочисленным рудникам и заводам, для чего необходимо было много времени проводить в пути. Но материально семья была обеспечена: жалованье Лаксмана составляло 400 руб., 100 руб. он получал от Академии. А в Барнауле того времени сажень дров стоила 10 коп., пуд сала — 50 коп., содержание лошади и экипажа — около 12 руб. в год.

Положение паствы оставляло желать лучшего. Если горная администрация немецкой национальности была и культурна и образованна, то рабочие погрязли в пьянстве, забыв родной немецкий язык, объснялись на ломаном русском. Духовная деятельность удовлетворения не приносила, и гимназические увлечения естественной историей победили, тем более, что неизученный край был в этом отношении для молодого ученого большим стимулом. Лаксман отдался науке. Этому способствовала и переписка с известным шведским естествоиспытателем К. Линнеем, который просил Лаксмана собирать гербарий, присылать семена сибирских дикорастущих трав и цветов, отмечая, что каждое из этих растений стало бы драгоценным украшением для европейских садов и парков. Просит Линней и заняться сбором коллекции насекомых, так как «ни один естествоиспытатель еще не знает ни одного из сибирских». Он обещает в письме Лаксману поддержку и помощь в определении неизвестных образцов. И переписка завязалась, являя с одной стороны советы и программы действий, с другой - подробнейшие отчеты обо всем увиденном.

Барнаульское общество учтиво встретило Лаксмана, он был принят везде, и вскоре понял всю недалекость многих горных чиновников. Утратив интерес к общению со многими, Лаксман сохранил дружбу с механиком И. Ползуновым, дивизионным врачом Тиле, аптекарем Брандтом. Не умея, да, вероятно, и не желая скрывать антипатию к чиновной администрации и откровенно говоря об этом, Лаксман вскоре снискал всеобщую нелюбовь, что иногда отражалось на его деятельности. К счастью для Э. Лаксмана к нему благоволили начальник заводов И. Порошин и министр Императорского кабинета Олсуфьев, поддерживавшие все его начинания в исследовании региона.

Ни одна служебная поездка не предпринималась без научного интереса и превращалась в своеобразную экскурсию. Он даже завел собственных лошадей для того, чтобы совершать эти поездки и переезды с места на место наиболее независимо и тратил на экскурсии по Алтаю очень много сил и средств.

Подобно Линнею он устроил около своего дома сад, где следил за посадками, собирал семена и рассылал их потом друзьям по всей Европе. Кстати, администрация заводов оценила эту часть его деятельности и в качестве поощрения подарила для сада казенную землю.

В Барнауле же Э. Лаксман начал свои метеорологические наблюдения. Он поставил вымпел для наблюдения за переменой ветра, изготовил различные снаряды для измерения уровня воды в реке Оби, барометры и термометры и щедро раздавал свои изделия. Многие иностранные научные журналы отметили точность наблюдений за состоянием погоды сибирского пастора. Инструменты, изготовленные Лаксманом, высоко ценились исследователями Иркутска, Нерчинска и других городов Сибири.

Лаксман занимался не только флорой Сибири, его интересовала и сибирская фауна. Он не только описывал увиденные экземпляры животных, но и по возможности держал их дома, кормил, наблюдал и затем выпускал на волю.

Но особенно значительны заслуги Лаксмана в исследовании насекомых. Уже в первые месяцы работы в Сибири материала накопилось так много, что он задумался над изданием Сибирской энтомологии. Его страсть к энтомологии не получила одобрения барнаульского общества, сделала его предметом насмешек и всеобщего издевательства. Но ученые смотрели на эти вещи по-другому. В 1767 г. Лаксман отправил в Санкт-Петербург две коллекции насекомых по 358 экземпляров в каждой. Одна коллекция предназначалась Российской Академии наук, другая — Императорскому кабинету. Через два года Лаксман опубликовал описание двух десятков насекомых, неизвестных до того времени науке. Это было первое сочинение по энтомологии, вышедшее в России.

И еще одна сфера деятельности Лаксмана не может остаться не замеченной — увлечение физикой, химией и горным делом. Он обратил внимание на то, что описание колыванских рудников, составленное Гмелиным, не отличалось особенной полнотой и решил издать более подробное. Лаксман начал интересоваться минералогией, стал собирать руды, сам с мастерством знатока брал штуфы, имел маркшей-декарты всех колыванских заводов. В лаборатории своего друга, аптекаря Брандта, занимался анализом минералов, определением кислот, солей, занимался приготовлением фосфора. Интересовал его и вопрос изготовления стекла, которое в Барнауле производилось очень хорошо.

Опыты Лаксмана по производству соли из степных озер оживили интерес к этому вопросу, жизненно важному для народного хозяйства. Его предложения на этот счет обсуждались в Санкт-Петербургском сенате.

Со временем круг служебных поездок ученого расширяется: Ирбинский рудник, Томск, Чулым, Бийск, Змеиногорск. Он описывает слои каменного угля, селитряные пещеры, цветочные долины, собирает гербарий, образцы минералов, помечает на карте неотмеченные доселе реки Убу, Ульбу, Алей, Чарыш, Ануй.

В начале лета 1766–1767 гг. Лаксман достиг крайних точек соприкосновения Сибири и Монголии, Сибири и Китая. Во время этого длительного путешествия местом его постоянного пребывания был город Иркутск, предметом исследований Лаксмана в эти годы был сибирский вид ревеня — очень ценного растения, имеющего большое фармакологическое и пищевое значение, поставщиком которого в то время был Китай.

Интересы пастора Э. Лаксмана были обширны: он обращает внимание на таинственные письмена на скалах, описывает многочисленные малые народы, населяющие Сибирь, составляет заметки о тибетском языке и направляет их в Академию, с присущей ему скромностью замечая: «...я сделал их в досужие часы, к тому на монгольской степи в юртах; филолог сделал бы что-нибудь гораздо лучшее».

В сибирском путешествии, не выдержав тягот пути, заболела и умерла его жена, прах ее был погребен в Селенгинске. На обратном пути в Барнаул ученый обследовал берега Байкала и описал горячие источники возле Усть-Турку, бурятские купальни, на них устроенные.

В начале 1767 г. Лаксман вернулся в Барнаул. Снова начинается всестороннее исследование Алтая, новые поездки в Колывань, Змеиногорск, поход к Тигирекской крепости. Открыты новые виды флоры и фауны Алтая, сделана попытка впервые при помощи ртутного барометра измерить высоты Алтая, причем, как отмечал впоследствии Риттер, точность измерения была просто замечательной.

В 1768 г. закончилась пасторская деятельность Э. Лаксмана. Следует отметить, что увлеченный наукой, прекрасной природой и богатством Колыванского края, он мало внимания уделял своим прямым обязанностям, чем неоднократно вызывал недовольство администрации заводов.

В декабре 1768 г. Э.Лаксман выехал через Москву в Санкт-Петербург. Впереди еще годы и годы неустанного труда на благо российской науки, воспитание детей, их образование. От первого брака у Э. Лаксмана было два сына, один из которых Густав известен как ученый-естествоиспытатель. От второго брака — пять сыновей и дочь. Внук Александр, окончивший Царскосельский лицей, стал впоследствии известным дипломатом.

Умер Э. Лаксман 5 января 1796 г. на пятьдесят девятом году жизни во время одного из своих путешествий, на пути в Санкт-Петербург, в 118 верстах от Тобольска.

 А. У. Рукомоисеев

Литература

Александровская О. А. Становление географической науки в России в ХУП1 веке / Отв. ред. B. A. Есаков. M.: Наука, 1989. 232 с. Из содерж.: [Об исследованиях Э.Лаксмана]. С. 182-184. Библиогр.: с. 212.

Зиннер Э. П. Сибирь в известиях западноевропейских путешественников и ученых ХVШ века. [Иркутск]: Вост.-сиб. кн. изд-во, 1968. 247 с. — Из содерж.: [Э.Г. Лаксман на Алтае]. С. 149-150; [Крат, биогр. справка]. С. 183.

Камбалов Н. Исследователи Алтая (XVIII и первая пол. XIX века). Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1956. 58 с. — Из содерж.: [О естественно-научных исследованиях Э.Лаксмана]. С. 23-24.

Копылов А. Н. Культура русского населения Сибири в XVII-XVIII вв. Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1968. 168 с. — Из содерж.: [Об Э.Лаксмане]. С. 161-162.

Лагус В. Эрик Лаксман, его жизнь, путешествия, исследования и переписка. СПб., 1890.

Лаксман Э. Г.: [Крат, биогр. справка] // БСЭ. 3-е изд. M., 1973. Т. 14. С. 124.

Лаксман Э.: [Крат, биогр. справка] // Биографический словарь деятелей естествознания и техники. 1958. Т. 1. С. 487.

Лаксман Э.: [Крат, биогр. справка] // Сиб. сов. энцикл. Новосибирск, 1931. Т. 3. Стб. 7.

Ледебур К. Ф., Бунге А. А., Мейер К. А. Путешествие по Алтайским горам и джунгарской Киргизской степи / Пер. с нем. Новосибирск: ВО «Наука», Сиб. издат. фирма, 1993. 415 с. — Из содерж.: [Краткая биография Э. Лаксмана]. С. 393.

Раскин Н. М., Шафрановский И.И. Первое путешествие в Сибирь (1764-1768), [в т.ч. на Алтай] // Раскин Н. М., Шафрановский И. И. Эрик Густавович Лаксман. Л., 1971. С. 23-42. Печат. тр. Э. Г. Лаксмана. С. 268-271.

Савельев Н. Я. Сьны Алтая и Отечества. Ч. 1. Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1985. 375 с. — Из содерж.: [Об Э. Лаксмане и его вкладе в стеклоделие на Алтае]. С. 34-36, 45-46, 50.

Сольский Д. И. Русский путешественник и минералог XVIII века академик Э. Г. Лаксман (1737-1796) // Тр. минералогического музея. М., 1961. Вып. 12. С. 80-107.

Ученая корреспонденция Академии наук XVIII века: Науч. описание / Под общ. ред. Д. С. Рождественского. 1766-1782. М.; Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1937. 606 с. — Из содерж.: [Об Э. Лаксмане]. С. 24, 27, 44, 473, 524, 525.

Источник информации: Страницы истории Алтая, 1997 г. Барнаул, 1996. С. 47-52.

Комментировать

Copyright 2012-207.
^ Наверх