Лжецаревичи на Алтае


 

Лжецаревичи на Алтае

 В годы гражданской войны упорно ходили слухи о том, что некоторым членам царской семьи чудом удалось спастись, часто упоминалось имя Алексея Романова. Люди так хотели верить в чудо монаршего воскресения, что для признания достаточно было внешнего сходства с портретами в дореволюционных календарях. Только на Алтае в 1920-е гг. появились около двух десятков членов семьи Романовых, которым удалось якобы бежать от расправы.

В 1920-е гг. в Бийске проживал скромный работник госторга, комсомолец Алексей Иванович Шитов. Его знакомые Н. Кусова и Т. Бушуева нашли сходство Алексея Ивановича с портретом цесаревича Алексея и стали считать его за спасшегося от расстрела наследника престола. Они отправились в с. Макарьевское Новиковского района Бийского округа, где жила Евдокия Михайловна Чеснокова, о которой давно ходили слухи как о скрывающейся от большевиков великой княжне Марии Николаевне. Вскоре состоялась встреча брата и сестры. Никого не смущало, что брат и сестра явно друг друга не узнают. Сомнений не рождало даже то, что «цесаревич» был малограмотным, расписывался с маленькой буквы и корявым почерком.

В Барнауле «царские особы» жили за счет своих новых сострадательных знакомых. Похоже, эта игра всерьез увлекла «царских детей»: они засобирались в Москву к английскому консулу выпрашивать заграничные паспорта. Но в столицу не попали. Известие о том, что живы царевич с царевной быстро разошлось на Алтае. Летом 1926 г. в Барнауле и Бийске начались аресты. Решением коллегии ОГПУ А. И. Шитов и Е. М. Ческнокова были расстреляны.

 

Другая история связана с появлением «цесаревича» в с. Кош-Агач.

В сентябре 1919 г. в Горном Алтае полыхало партизанское движение. Телеграфное сообщение периодически прерывалось. После очередного перерыва 13 сентября из Кош-Агача в Бийск пришла телеграмма, адресованная в Омск на имя Верховного правителя адмирала Колчака, от имени цесаревича Алексея. По воспоминаниям чиновника-связиста Семенова: «Было это в одно из моих дежурств... Часа в три вызывает Кош-Агач и запрашивает: «Кто Вы?». ... я назвал свою фамилию. Кош-Агачский дежурный начинает меня расспрашивать: все ли спокойно. Можно, нет проехать по железной дороге до Омска, в какие дни ходят поезда. Ответа на заданные вопросы, конечно, от меня не получил. Сказав «жаль», Кош-Агач попросил кого-либо или мне самому узнать на вокзале, так как ему это необходимо. На мой вопрос: «для кого я должен это сделать», он заявляет, что назвать себя не может, потому что «тогда ты побежишь в милицию». Будучи любопытным, я не мог удержаться, чтобы не спросить его, кто он. Кош-Агач сказал: «Я могу сказать Вам, кто я, только в том случае, если Вы дадите мне свое честное слово в том, что не скажете никому о мне до тех пор, пока я нахожусь в Кош-Агаче... Я дал слово. Кош-Агач ответил «Я тот, который два года тому назад потерял своих дорогих папу и маму и сестер. Я тот, который был заключен в Тобольскую тюрьму. Я тот, который с помощью друзей бежал из Тобольска, воспользовавшись чьими-то документами, кое-как выучился работать на аппарате, выдержал экзамен и был назначен чиновником в Кош-Агач. Я Цесаревич Алексей. Вы не можете себе представить, что только я вытерпел. Все мои коллеги по службе удивлялись, когда я при каждом бранном слове падал в обморок и в течение многих минут лежал без движения. Я не мог видеть, когда начинали при мне есть с ножа, руками или раздавляли муху». Больше слушать я не стал, а перебил его и сказал: «Вы плетете какую-то ересь, вероятно, сами не соображаете, что говорите, это походит больше на бред сумасшедшего человека, чем на действительность». Дальше я дал отбой и закрыл ленту». Позже выяснилось, что цесаревич скрывался под именем Алексей Пуцято. Началось расследование. Доподлинно неизвестно чем завершилось следствие и как сложилась судьба загадочного самозванца.

 

Молодежь Алтая. - 1998. - 16 апр. (№ 16). - С. 6.

Вечерний Барнаул. - 1997. - 13 авг.

 

Комментировать

Copyright 2012-207.
^ Наверх