7 марта 1925 г.


7 марта 1925 г.

 

В Барнауле состоялась премьера первого сибирского игрового фильма «Красный газ»

 

Накануне премьеры фильма «Красный газ» управляющий барнаульским кинотеатром «Комхоз» дал анонс в газете «Красный Алтай», так представлявший публике новую картину: «Драма из жизни недавнего прошлого Алтая. Изобилует массой красивых видов Горного Алтая и окрестностей Оби, Бии и Катуни. С участием известных барнаульских актеров Дементьева и Далевич». Интерес к фильму был обусловлен еще и тем, что он был снят сибирскими кинематографистами. Лента «Красный газ» стала  дебютом сибиряков в игровом кино.

В конце октября 1923 г. в Новониколаевске было открыто Сибирское отделение Госкино. Молодая советская кинематография переживала тогда трудные времена: в год выпускалось не более двух десятков картин, печатавшихся ничтожными тиражами. До Сибири эти фильмы практически не доходили. Положение в кинопрокате было критическим.

В сложившейся ситуации предстояло в декабре 1924 г. отметить пятилетие освобождение Новониколаевска от колчаковцев. Тогда-то и родилась у заведующего Сибгоскино Максимилиана Кравкова идея постановки собственными силами исторической картины о гражданской войне в Сибири. В основу киносценария был положен очень популярный в те годы роман Владимира Зазубрина «Два мира». Эпическое повествование В. Зазубрина о гражданской войне в Сибири было высоко оценено А. Луначарским и М. Горьким.

Литературный оригинал оказался очень сложным для перевода на еще не сложившийся в те годы язык кино. В  написании сценария принимали участие сам В. Зазубрин, М. Кравков и режиссер И. Калабухов. В итоге сюжетная канва романа была изменена до неузнаваемости. Историю, показанную в кинофильме, кратко можно представить так: героиня картины Варвара Чепалова, узнав о гибели брата от рук колчаковцев, уходит в партизанский отряд. Став разведчицей, она распространяет большевистские прокламации среди местного населения и в частях Колчака. С группой подпольщиков Варвара попадает в плен. Партизаны освобождают пленников и переходят в наступление. Колчаковцы быстро сдаются, иногда и без боя. И в этом есть заслуга Варвары. Авторы фильма сравнивают эффект действия ее пропаганды с всепроницающим газом. Именно поэтому фильм получил название «Красный газ».

Постановка фильма была поручена режиссеру томского театра студийных постановок Ивану Григорьевичу Калабухову. И.Г. Калабухов был выпускником Московского музыкально-драматического училища. В начале своей театральной деятельности он имел счастье встречаться с К.С. Станиславским, В. Немировичем-Данченко, Е. Вахтанговым. В томском театре И.Г. Калабухова играли мхатовцы – Вера Редлих, Эмилия Шиловская, успевшая к тому времени поучаствовать в экспериментах В.Э. Мейерхольда, поработать в театре В.Ф. Комиссаржевской.

Важно отметить, что сам И.Г. Калабухов имел скромный кинематографический опыт, сводившийся к съемкам в массовках и паре эпизодических ролей. В Сибири увлечение кинематографом не оставило И.Г. Калабухова, он попросил в Сибгоскино старую деревянную камеру и в январе 1924 г. отправился в Москву. Обстоятельства сложились так, что режиссер вошел в состав киногруппы по съемкам фильма «Похороны Ленина». В жестокий январский мороз, когда у многих операторов вышли из строя металлические камеры, И.Г. Калабухову посчастливилось снять на  деревянном аппарате уникальный материал, который вошел при монтаже в эту памятную ленту.

Режиссер великолепно знал актеров сибирских театров, многие из которых когда-то играли в столичных театра, но гонимые голодом и тяготами военного времени в гражданскую войну оказались в Сибири. На главную роль была приглашена актриса из труппы В.Э. Мейерхольда Маргарита Горбатова. Другие роли получили актеры  из театров Томска, Новониколаевска, Барнаула, Бийска (В. Редлих, Э. Шиловская, С. Бартенев, В. Далевич, С. Троицкий, Е. Чепелаков и др.). Роль рабочего Андрея  сыграл знаменитый актер и режиссер В.В. Гарденин, труппа которого успешно выступала в Бийске в сезоны 1918–19, 1920–21 гг., и в Барнауле  в  1923–24 гг. Вместе с В.В. Гардениным в Бийске работал молодой актер Владимир Афанасьев, также получивший приглашение на съемки.

Оператором фильма был Марк Налетный, ранее снимавший только документальное кино. Киногруппа имела один съемочный аппарат и 2000 м пленки. Такой же длины должен быть и готовый фильм!  Приступая к съемкам, постановщики понимали, что они не могут делать дубли и допускать брак, к работе все относились очень ответственно.

Съемки картины проходили в Новониколаевске, Бийске, Колывани и в разных районах Горного Алтая. Видовые кадры, сделанные на Катунском и Южно-Чуйском хребтах, в местечке Девичий плес, на Ергольском водопаде стали настоящим украшением фильма.

Местные жители, бывшие партизаны с охотой снимались в массовых сценах. С их помощью была снята одна из самых запоминающихся сцен – «Восстание «серебряной роты» (отряда седобородых стариков, вооруженных вилами и топорами.) Фильм снимался по горячим следам отраженных в нем событий, и всюду находились очевидцы, помогавшие с предельной точностью реконструировать ход борьбы сибирских партизан с колчаковцами. Был в киногруппе и консультант по «белогвардейским» вопросам  Георгий Леонардович Пожарицкий. Кадровый офицер царской армии, чьи боевые заслуги на фронтах первой мировой войны были отмечены орденами св. Владимира, св. Анны, св. Станислава. В 1917 г. он оказался в немецком плену. После освобождения Г.Л. Пожарицкий вступил в армию адмирала А.В. Колчака, в составе которой участвовал в боях с красными вплоть до падения Омска, за что и был репрессирован в 1939 г. В 1920-е годы Пожарицкий вел скитальческий образ жизни. Личное знакомство с М. Горбатовой привело его в киногруппу, где он был инструктором по прыжкам с парохода в воду, консультантом и исполнителем эпизодической роли аненковца.

Отсняв натурную часть картины, киногруппа отправилась в Москву, где на 1-ой кинофабрике Госкино были произведены павильонные съемки, монтаж и печать фильма.

Рядом с И.Г. Калабуховым, в соседней монтажной работал С.М. Эйзенштейн. Он снимал в то время фильм «Стачка» и практически не покидал пределы кинофабрики. И в силу этих обстоятельств С.М. Эйзенштейн оказался на общественном просмотре картины «Красный газ». Фильм приняли весьма холодно: построение сюжета, актерское исполнение показались слабыми. Огорченный В. Зазубрин сразу после просмотра уехал из Москвы, убежденный в провале фильма. И. Калабухов же стал предлагать доснять некоторые сцены: например, эпизод в кабинете Колчака, на роль которого он нашел актера в Малом театре, очень похожего на А.В. Колчака и по иронии судьбы носившего фамилию  М. Ленин. Директор кинофабрики тоже предлагал свои исправления. Но вечером того же дня в монтажную сибиряков пришел С.М. Эйзенштейн, предложил свой план монтажа. Используя не включенные в фильм остатки пленки, он прошелся по всей картине, оживив и преобразив ее.

Через несколько дней был назначен официальный просмотр в Наркомпросе, в присутствии кинокритиков. На нем фильм получил всеобщее признание, было принято постановление о передаче его копии в Исторический музей.

Так съемки фильма, начатые на исходе июля, были завершены в конце октября. А 12 декабря 1924 г. фильм вышел на экраны. Зрительский успех картины был ошеломляющим, центральная пресса пестрела заметками о новой картине. «Красный газ» был выпущен невиданным для своего времени тиражом  53 копии, тогда как другие картины выдерживали тираж в 20-30 копий.  Фильм начал путешествие по стране. 14 декабря состоялся его первый просмотр в Новониколаевске (куда было выслано 2 копии на всю Сибирь). Наконец, после показов в крупных сибирских городах, фильм дошел и до Барнаула, где его премьерные показы состоялись 7 и 8 марта 1925 г. Фильм привлек внимание большого числа зрителей, имел  положительные отзывы местной критики. Успех фильма «Красный газ» в те годы можно сопоставить только с популярностью знаменитого фильма И. Перестиани «Красные дьяволята».  Спрос на фильм сибиряков был столь велик, что каждая копия картины крутилась в прокате до тех пор, пока пленку еще можно было зарядить в кинопроектор. Счастливо сложившаяся экранная жизнь фильма имела неожиданный итог. Вскоре выяснилось, что от огромного по тем временам тиража не осталось ни одной целой копии фильма и, к сожалению, для истории он был утрачен.

Е.В. Огнева

 

Литература 

Ибрагимова, З.  Рассказ о забытом фильме.  / З. Ибрагимов, О. Максимов // Советская Сибирь. 1966. 25 сент. С. 4: фото.

Донатов, А. «... Чтут благодарные потомки»  // Советская культура.  1967. 14 окт.  С. 2.

О фильме «Красный газ» (1924 г.).

Семенов, А. Путь к экрану: писатели-сибиряки и кинематограф // Сибирь.  1975.  № 5.  С. 88-93.

Гришаев, В. Первая сибирская фильма // Алтайская правда.  1979. 10 авг.

Гришаев, В.Ф. Страницы жизни  актера Гарденина // Гришаев В.Ф.  Тропою памяти: записки краеведа. Барнаул,  1987.  С. 177-199.      

Редлих, В.П. Такая манящая цель... театр. Новосибирск: Новосиб. кн. изд-во, 1989.  128 с. –  Из содерж.: О И.Г. Калабухове. С. 57.

Болтенко, Е. Не растаявшее облако «Красного газа» // Алтайская правда.  1994.   10 дек.  С. 5: фото.

Гришаев, В.Ф. Страницы жизни актера Гарденина // Библиотека «Писатели Алтая». Т. 10: Гришаев В.Ф. Избранное. Барнаул,  2001.  С. 363-387.

 

Документальные источники

Государственный музей истории литературы, искусства и культуры Алтая (ГМИЛИКА).

Материалы тематического собрания "Из истории кино на Алтае".

Источник информации: Барнаульский хронограф. 2005 г. Барнаул, 2004. С. 13–15.

Комментировать

Copyright 2012-207.
^ Наверх