Уроженцы Алтая на русском крейсере "Жемчуг"


Уроженцы Алтая на русском крейсере "Жемчуг".

Первая мировая война шла для русских солдат не только в Европе. Российскому флоту пришлось принять участие в боевых действиях и на Тихом океане.

Сибирская флотилия (так тогда назывался Тихоокеанский флот), базировавшийся во Владивостоке, состояла из 20 миноносцев, одной канонерской лодки, 7 подлодок, несколько вспомогательных судов. Основную силу флотилии составляли два крейсера, прошедшие боевое крещение на русско-японской войне, – «Жемчуг» и «Аскольд».

Командование союзников России – Англии и Франции запросило у Николая II разрешения включить оба крейсера в состав объединенной союзной эскадры для боевых действий на Тихом и Индийском океанах, где немецкий флот угрожал безопасности колониальных владений этих держав. Крейсеры присоединились к английской эскадре вице-адмирала Джеррама и 25 августа отправились на юг.

В водах Южно-Китайского моря пути двух кораблей разошлись. «Жемчуг» в течение сентября конвоировал транспортные суда союзников в Хайфон, Сайгон, Сингапур. Обстановка в районе была напряженной: здесь орудовал германский крейсер «Эмден», успешно перехватывая и топя британские транспортные и грузовые суда. Союзники вели за ним настоящую охоту, но безуспешно.

30 сентября командир «Жемчуга» капитан 2-го ранга барон Черкасов получил от Джеррама новое задание: отконвоировать четыре транспорта в малайский порт Пенанг, а затем выйти к Никобарским и Андаманским островам на поиски «Эмдена». Поиски не дали результатов, и 13 октября «Жемчуг» снова бросил свой якорь в бухте Пенанга, встав на свою последнюю стоянку. Котлы корабля нуждались в плановом ремонте. Между тем командир «Эмдена» фон Мюллер узнав от членов команды одного из перехваченных им судов о том, что в плохо защищенной гавани Пенанга базируются несколько военных кораблей противника, направил свой крейсер туда.

В ночь на 15 октября 1914 г. «Эмден», скрыв все огни, вошел в гавань Пенанга. Фальшивая труба делала его похожим на английский крейсер, поэтому дозорный французский миноносец даже не поднял тревоги. Заметив стоящий на рейде «Жемчуг», фон Мюллер отдал команду атаковать крейсер.

Атака застала команду «Жемчуга» врасплох. Командира в тот момент на крейсере не было – накануне к Черкасову приехала жена, поэтому он съехал на берег в гостиницу, сославшись на недомогание, и напоследок приказал убрать боезапас в погреба, чтобы снаряды не нагревались на солнце. В 5 часов 18 минут «Эмден» выпустил торпеду и открыл огонь по носовой части «Жемчуга». От взрыва торпеды крейсер получил тяжелые повреждения: были затоплены кормовые котельное и машинное отделения, кормовые патронные погреба, разрушены лазарет и каюта командира, выведены из строя два орудия. На «Жемчуге» началась паника, матросы стали прыгать за борт. Старшему офицеру Кулибину удалось восстановить порядок, но люди, вставшие к орудиям, не обнаружили снарядов – элеваторы подачи не действовали. На время стоянки в Пенанге все котлы «Жемчуга», кроме одного, были выведены из действия. О том, что оставшийся котел не мог обеспечить электроэнергией все потребности корабля в случае возникновения чрезвычайной ситуации, никто как-то не подумал.

Однако кое-какой урон врагу моряки «Жемчуга» нанесли. Мичман Арсений Сипайло открыл огонь из носового орудия и первым же выстрелом вызвал пожар. Второй выстрел Сипайло сделать не успел: в орудие попал германский снаряд, и все, кто находился рядом, погибли.

Вторая торпеда «Эмдена» попала под мостик, в результате чего взорвался погреб. Крейсер разломился и затонул. Через 15 секунд все было кончено. «Эмден» покинул гавань, по пути потопив французский миноносец, и скрылся.

Услышав стрельбу, Черкасов выбежал из гостиницы и бросился в порт, но все, что ему оставалось сделать, – организовать спасательную операцию. Спасти удалось только часть команды «Жемчуга», составлявшей 335 человек. Погибли мичман Сипайло и 80 нижних чинов, позднее 7 человек умерли от ран. 9 офицеров и 113 нижних чинов получили ранения различной степени тяжести.

Военно-морской суд признал Черкасова и Кулибина ответственными за гибель «Жемчуга». Императорской резолюцией капитан 2-го ранга и старший лейтенант были разжалованы в матросы.

В 1915 г. российские моряки с крейсера «Орел» сделали единственную попытку провести водолазные работы на месте гибели «Жемчуга». Поднять удалось только одно орудие, пулемет и шесть оптических прицелов. Но именно команда «Орла» установила в Пенанге первый памятник крейсеру «Жемчуг».

Жители Малайзии, которая в 1950-х гг. обрела независимость от Великобритании, относятся к памяти русских моряков со всем почтением, считая, что те отдали свои жизни за свободу и независимость их страны.

На христианском кладбище острова Пенанг близ Западной дороги от Джорджтауна стоит каменный монумент, на котором на русском и английском языках написано: «Русским военным морякам крейсера «Жемчуг» – благодарная Родина». Рядом установлены якорь крейсера и мемориальная доска с именами погибших членов экипажа. На пьедестале монумента лежит плита с надписью «Вы не забыты».

Так вышло, что в составе команды «Жемчуга» на тот момент было довольно много представителей Томской губернии. Только среди погибших и умерших от ран их оказалось 19. Как известно, территории нынешнего Алтайского края в то время тоже входили в состав Томской губернии.

Научный сотрудник Бийского краеведческого музея Константин Ярославцев установил, что жертвами боя в гавани Пенанга стали девять моряков с Алтая, есть среди них и наши земляки. Матрос 1-й статьи Даниил Андреевич Кириллов был родом из Бийска. Из Боровлянки – деревни Бийского уезда – пришел на флот горнист Сергей Андреевич Акимов. Оба они погибли при потоплении «Жемчуга», а чуть позднее скончался от полученных ран кочегарный унтер-офицер 1-й статьи Григорий Николаевич Грядасов из деревни Солдатово Ново-Обинской волости Бийского уезда.

– Может быть, в Бийске и его окрестностях жили и другие моряки, служившие на «Жемчуге», – считает Константин Ярославцев. – Предстоит большая работа по их выявлению, нужно делать запросы в Российский государственный архив ВМФ в Петербурге. В архивах моей семьи есть дореволюционная фотография нашего родственника в морской форме. Я обращался за консультациями на военно-исторические форумы в Интернете, знающие люди установили, что эта форма была введена после 1910 г. Каких-то подробностей о его службе никто не помнит. Известно только, что из армии он вернулся больным…

 

Список погибших в Пенанге моряков крейсера «Жемчуг», проживавших на территории Алтайского края за пределами Бийской волости:

 

Кирьянов Фёдор Иванович – матрос 1-й статьи, село Змеиногорское Змеиногорской волости Змеиногорского уезда Томской губернии;

Ковальчук Моисей Григорьевич – матрос 2-й статьи, Златопольская волость Барнаульского уезда Томской губернии;

Косырев-Колесников Павел Сергеевич – матрос 2-й статьи, г. Барнаул Томской губернии;

Пермикин Михаил Никифорович – машинист 2-й статьи (запасной), деревня участка Дубинского Каипской волости Барнаульского уезда Томской губернии;

Фомин Ларион (внебрачный) – матрос 2-й статьи, Колыванская волость Змеиногорского уезда Томской губернии;

Шмыг Василий Павлович – матрос 2-й статьи, село Петухово Ключевской волости Барнаульского уезда Томской губернии.

 

Источник информации: Соловов, В. Последний бой «Жемчуга» // Бийский рабочий. 2012. 14 нояб. С. 7: фото.

Комментировать

Copyright 2012-207.
^ Наверх