29 ноября 1796 г.


29 ноября 1796 г.

 Сформирован 39-й пехотный Томский полк

Знамя Томского полка29 ноября 1796 г. указом его величества из Екатеринбургского и Семипалатинского сибирских полевых батальонов с дополнением людьми Иркутского драгунского полка и рекрутами 1797 г. в городе Томске был сформирован Томский мушкетерский полк. Он состоял из двух батальонов, каждый из одной гренадерской и пяти мушкетерских рот. Всего в полку имелось 2363 человека. Из солдатских детей на военную службу в полк поступили Петр Какташев, Александр Кондрашин, Иван Кашкаров и братья Петр и Сергей Пихтины. По именному высочайшему повелению 24 апреля 1798 г. Томский мушкетерский полк вступил в пределы Колывано-Воскресенских заводов. С июля по сентябрь 1798 г. батальоны полка вступили в  Барнаул и были расквартированы поквартирно в заводе Барнаула и в селениях Барнаульской, Белоярской и Шадринской волостей. Шефами полка являлись: в 1798 г. генерал-майор граф Ивелич, генерал-майор Павлуцкий, в 1799 г. генерал-майор Лавров, в 1800 г. генерал-майор Тизенгаузен и генерал-майор князь Вяземский, в 1801 г. генерал-майор Стеллих. Шефом полка в 1805 г. являлся генерал-майор  кавалер А.Ю. Голынский. В 1806 г. в Барнауле размещались: штаб полка, лазарет, полковой магазин и 4 роты, а остальные 6 рот располагались по селениям округа. Старшим при ротах, размещаемых в Барнауле, был назначен командир гренадерского батальона майор Дмитриев. В с. Тальменском размещались роты майора Постникова 1-го и капитана Постникова 2-го, в с. Касмалинском ­– рота капитана Каменщикова 2-го, в с. Белоярское – рота майора Каменщикова 1-го. В 1807 г. командирами рот, расположенных в заводе Барнаула, в архивных документах отмечены: 6-й ротой – капитан Крутых 1-й, 2-мя гренадерскими ротами командовали – капитан Кузнецов 1-й, майор Каменщиков 2-й. Батальонным командиром являлся майор Постников 2-й.

В условиях начавшихся в Европе войн с Наполеоновской Францией, воины Томского мушкетерского полканастойчиво изучали военное дело и готовили себя к предстоящим сражениям. В июне и июле 1806 и 1807 гг. все роты  полка в течение шести недель занимались боевой учебой в открывшемся полевом лагере в пригороде Барнаула в бору на левом берегу Оби на Большом Глядене (сегодня это район пос. Восточный). В 1806 г. по указанию Военной коллегии на укомплектование вновь формируемых мушкетерских  полков армии из состава Томского мушкетерского полка были выделены 4 роты для формирования Минского мушкетерского и четыре роты на формирование Нейшлотского мушкетерского полков. С августа 1806 г. командование Томского мушкетерского полка приступило «самоскорейшим» образом к развертыванию полка за счет призыва рекрутов в 12-ти ротный состав. Полк комплектовался в Чарышской и Колыванской волостях. В Барнауле формировалось две роты, в том числе 2-я гренадерская рота, в сентябре выведенная в д. Чесноковка, 2 роты в с. Поспелихе, д. Красноярское, д. Маханова и других. С 16 июня по 1 августа первые четыре роты полка выступили из полевого лагеря через с. Тальменское на вновь назначенные квартиры.  Оставшиеся роты полка располагались: 2 роты в Барнауле, 1 рота в Колыванской волости и 1 рота в Чарышской волости.

В конце июля 1808 г. по приказу командующего 24-й сибирской дивизии генерал-лейтенанта Г.И. Глазенапа сибирские полки приступили к подготовке к походу. Все роты Томского мушкетерского полка из мест своего расположения были собраны в полевом лагере при заводе Барнаула. 12 августа от полка была выделена команда в составе 72-х рядовых и 2-х унтер-офицеров в поход с 37 подводами по маршруту следования полка для печенья хлеба и сушения сухарей по тракту. 15 августа 1808 г. Томский мушкетерский полк под командованием шефа полка генерал-майора кавалера А.Ю. Голынского и полкового командира майора Каменщикова 2-го в составе 1951 человека выступил в поход к г. Казани направлением через деревни Повалиха, Озерки, Тальменское. Воинам полка расстояние в 2720,5 верст следовало пройти в 167 дней. До границ Тобольской губернии полки провожал командир 24-й дивизии генерал-лейтенант Г.И. Глазенап, далее ответствовал до назначенного места уроженец Бийска генерал-майор кавалер А.А. Скалон. Все сибирские полки организованно прибыли к г. Казани и продолжили свой поход далее на запад к границам Галиции. После годового похода 14 сентября 1809 г. Томский мушкетерский полк, вместе с другими сибирскими полками,  прибыл к новому месту назначения в Волынскую губернию в указанные сроки, не потеряв ни единого человека (все шесть больных солдат и два офицера полков по их настоятельным просьбам были оставлены в полковых лазаретах), не было зарегистрировано дисциплинарных нарушений и неуставного отношения к местному населению. В официальной реляции о благополучном переходе полков отмечалось: «Сей марш исполнен был в отличном порядке, с особым сбережением нижних чинов и всех полковых имуществ». Военный министр А.А. Аракчеев на документе начертал резолюцию: «Генерал Скалон восхищения и награды достоин». За совершение похода в исключительном порядке генерал-майор А.А. Скалон был удостоен ордена Святого Владимира 3-й степени.

В 1811 г. с перевооружением пехоты новыми ружьями взамен мушкетов мушкетерские полки Русской армии были переименованы в пехотные; при этом их роты (за исключением гренадерских) сохранили название мушкетерских.

В составе 24-й пехотной дивизии генерал-майора П.Г. Лихачева Томский пехотный полк принял участие в Отечественной войне 1812 г. Три дня 4-го, 5-го и 6-го августа шел под Смоленском жестокий и неравный бой. Несколько раз французы шли на штурм, пытаясь прорваться в город, но были отброшены. Русские воины стояли насмерть. Наполеон приказал жечь город. «Тучи бомб, гранат и чиненых ядер полетели на дома, башни, магазины, церкви..., – отмечал в «Письмах русского офицера» участник Смоленского сражения поручик Апшеронского полка Ф.Н. Глинка, – все, что может гореть, запылало... Неприятель устремился к Смоленску и встречен под стенами его горстью неустрашимых россиян... Русские не уступали ни на шаг места; дрались, как львы... Толпы жителей бежали из огня, полки русские шли в огонь; одни спасали жизнь, другие несли ее на жертву».

В тяжелых боях за Смоленск Томский пехотный полк (1201 человек) потерял 42 нижних чина убитыми, 266 ранеными и 184 пропавшими без вести. За мужество и героизм, проявленные в Смоленском сражении, командир 24-й пехотной дивизии генерал-майор П.Г. Лихачев был пожалован алмазными знаками к ордену Святой Анны 1-й степени. Высокими наградами были отмечены мужество и стойкость воинов Томского пехотного полка. Благодарности Главнокомандующего за отличие был удостоен командир полка подполковник И.И. Попов, орденом Святой Анны 3-го класса были награждены штабс-капитан П.С. Какташев и майор М.Я. Крутых. Золотое оружие «За храбрость» было вручено майору О.М. Сегимину.

Любовь к Отечеству, невиданную силу духа проявили воины полка в Бородинском сражении, защищая Курганную батарею. Изучение формулярного списка Томского пехотного полка показало относительную молодость офицерского состава: 57% офицеров, принявших участие  в Бородинском сражении, были в возрасте от 20 до 30 лет. После отражения второго штурма батареи, ее позиции по приказу командующего 6-м пехотным корпусом генерала от инфантерии Д.С. Дохтурова, заняла 24-я пехотная дивизия генерал-майора П.Г. Лихачева. Томский пехотный полк занял позиции непосредственно на батарее. В решающую минуту сражения с целью выяснения обстановки главнокомандующий 1-й Западной армией генерал М.Б. Барклай де Толли направил к редуту одного из своих адъютантов барона Вольдемара фон Левенштерна. «Прибыв туда, я увидел нашу пехоту, отходящую в большом беспорядке, и неприятеля, спешащего занять холм, которым он только что овладел в штыковой атаке, – писал в своих воспоминаниях В. Левенштерн,– нельзя было терять ни минуты ... окинув в тоже время взглядом местность, я заметил вправо от холма батальон Томского полка, стоявший сомкнутой колонной в полном порядке. Я бросился к нему и приказал батальонному командиру именем главнокомандующего следовать за мною.  Он послушался, и смело пошел вперед на батарею. Я запретил солдатам кричать «Ура!» без моего разрешения: им надо было взобраться на холм, поэтому следовало беречь дыхание. Батальонный командир шел напролом. Это был толстенький круглый человек, но в нем горел священный огонь. Поднявшись на середину холма, солдаты Томского полка прокричали по данному мной знаку грозное «Ура!» и кинулись с остервенением на всех, кто попадался им навстречу.

Войска пошли в штыки, завязался жаркий бой». Противник, потеряв около 3-х тысяч человек, откатился от высоты. Военная энциклопедия И.Д. Сытина, изданная в 1912 г., дает блестящую характеристику начальнику 24-й пехотной дивизии генерал-майору Петру Гавриловичу Лихачеву:  «образец мужества и неустрашимости». За многолетнюю службу, боевые походы и проявленные подвиги, генерал-майор П.Г. Лихачев был награжден орденами Святого Владимира 3-й степени и Святой Анны 1-й степени, бриллиантовым перстнем с вензельным изображением имени императора Александра I и орденом Святого Георгия 3-й степени.

В третьем часу на защитников Курганной высоты обрушился огонь из более чем 120 орудий. Страшный артиллерийский огонь с занятых противником Семеновских флешей, центра и с. Бородино косил русские войска. Используя четырехкратное превосходство над 24-й пехотной дивизией, и воспользовавшись тем, что французская конница сковала русские резервы и на некоторое время изолировала их, пехота противника ворвалась на батарею Раевского. Снова закипели рукопашные схватки и опять судьбу России решали русские воины-сибиряки, мужественно отражавшие атаки наполеоновских войск. Они доблестно исполняли приказ командира 6-го пехотного корпуса генерала от инфантерии Д.С. Дохтурова: «За нами Москва! Умереть всем, но ни шагу назад!». Начальник штаба корпуса полковник Ф.Ф. Манахтин, получив две штыковые раны, перед очередной атакой, указывая на батарею, крикнул: «Ребята, представьте себе, что это – Россия, отстаивайте ее грудью!» – и пал тяжело раненый картечью. И защитники батареи дрались с неимоверной самоотверженностью. Пороховые ящики взлетали в воздух... Сверкало пламя, и гремел оглушительный гром. Батареи и укрепления переходили из рук в руки, а воины-сибиряки как и вся русская армия сражались с неиссякаемым мужеством. Везде шел жестокий рукопашный бой. В плен не брали ни с той, ни с другой стороны. Раненые не уходили с поля.

 Командир 24-й пехотной дивизии генерал-майор П.Г. Лихачев во время битвы остался верен своим словам: «Честь – мой бог. Я умру спокойно, если должно, чтобы я умер для пользы Отечества». Он не покинул своего поста и до последнего руководил обороной укрепления. «Стойте, ребята, смело, и помните – за нами Москва», – говорил он своим солдатам. Когда французы ворвались на батарею, раненый П.Г. Лихачев, собрав последние силы, бросился на французские штыки, не желая пережить поражения. Сбитый с ног ударом приклада и исколотый штыками П.Г. Лихачев полуживой был взят в плен и представлен Наполеону. Последний выразил ему свое восхищение доблестью и мужеством защитников батареи и подал обратно его шпагу. П.Г. Лихачев отказался ее принять, сказав: «Плен лишил меня шпаги, и я могу ее принять обратно только от моего Государя». Участник Бородинского сражения наполеоновский офицер лейтенант велитов итальянской королевской гвардии Цезарь де Ложье записал в своем дневнике: «Почти целиком погибшая здесь, дивизия Лихачева, казалось, и мертвая все еще продолжала охранять свои укрепления».

В четвертом часу после упорной и ожесточенной рукопашной схватки, ценой величайших потерь, французам удалось захватить укрепления батареи. Многие ее защитники, в том числе и воины Томского пехотного полка, погибли смертью героев. В полку по не полным данным были ранены 17 офицеров. Среди них командир полка подполковник И.И. Попов, майор Агалин, поручик Н.А. Беккер, штабс-капитан С.А. Гржегоржевский, капитан И.П. Корнелин, прапорщик Д.А. Молчанов, подпоручик Налабардин, прапорщик Г.Д. Петранчук, поручик Д.П. Перелешин, штабс-капитан М.А. Романович, прапорщик Г.И. Сибромыльской, майор Н.И. Терской, подпоручик А. Энгефелд и др. Убиты батальонный командир майор Постников 2-й и штабс-капитан Лесневский. Общие потери полка составили 464 человека. Мужество воинов полка нашло достойное признание. Ордена Святой Анны 2-го класса был удостоен командир полка подполковник Иван Иванович Попов. В начале 1813 г. ему было присвоено воинское звание полковник. Золотым оружием «За храбрость» был награжден капитан Иван Степанович Кашкаров 1-й.

После Бородинской битвы полк участвовал в сражении за Малоярославец и потерял 28 человек убитыми, 65 ранеными и 221 пропавшими без вести. В боях при Красном 5 ноября 1812 г. полк потерял 3/4 личного состава. В конце ноября 1812 г. нижние чины поступили на усиление Бутырского, Уфимского и Ширванского пехотных полков, а оставшиеся офицеры и 60 человек нижних чинов были отправлены в Могилевскую губернию на формирование. К январю 1813 г. вновь сформированный Томский пехотный полк был направлен в действующую армию, которая находилась в Польше. В кампании 1813 г. полк в составе своей дивизии находился в 12-м пехотном корпусе генерала В.Д. Лаптева в войсках генерала Ф.Ф. Винцингероде (Северная армия). 3 августа 1813 г. Томский пехотный полк принимал участие в блокаде и взятии крепости Модлин, последовавшей 19 ноября. После сдачи крепости полк находился на территории Польши. 21 августа 1814 г. полк вступил в пределы Пруссии, но, дойдя до Дрездена, вернулся назад и с 25 декабря был расквартирован в Брест-Литовске и окрестных селениях. В 1815 г. полк принял участие во втором походе во Францию. 18 декабря 1815 г. он вернулся в Россию. Высочайшим приказом 6 апреля 1813 г. воинам полка были пожалованы знаки на кивера с надписью «За отличие».

С завершением Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов 1813–1815 гг. боевая история наших предков продолжилась. Томский пехотный полк принял непосредственное участие в русско-турецкой войне 1828–1829 гг. За мужество, проявленное в боях, орденом Святого равноапостольного князя Владимира с бантом был награжден 1 офицер. Штабс-капитан Банов был удостоен ордена Святой Анны 2-й степени. 11 офицеров полка были удостоены орденов Святой Анны 3-й и 4-й степеней. 13 низших чинов были награждены знаками отличия Святого Георгия. За подвиги, оказанные полком в кампании 1828–1829 гг.

Воины Томского пехотного полка приняли активное участие и в Крымской войне 1853–1856 гг. Они проявили мужество, стойкость и героизм в ходе войны, в том числе в течении 11 месяцев сражаясь на бастионах Севастополя. За отличия и храбрость полку были пожалованы во все 4 действующих батальона Георгиевские знамена с надписью «За Севастополь 1854–1855 гг.». Высочайшим приказом 22 мая 1873 г. по случаю пожалования шефа, полк стал именоваться 39-м пехотным Томским Его Императорского Высочества Эрцъ-Герцога Австрийского Людвига Виктора полком. Во время Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. 45 охотников Томского полка, прикомандированные к бывшему в то время в действующей армии 11-му стрелковому батальону, участвовали в делах с турками под Шипкою, Шейновым и Плевною. 8 из них пали геройской смертью на поле брани, 10 человек  были ранены, 5 воинов были     награждены знаками   отличия Святого Георгия.

4-й степени. 26 ноября 1896 г. Государем Императором Николаем II за столетнюю верную службу Отечеству полку было пожаловано новое Георгиевское знамя с Александровской лентой.

В Русско-японскую войну 1904–1905 гг. полк в полном составе участия не принимал, но из полка были выделены и отправлены на пополнение в полки действующей на Дальнем Востоке армии 48 штаб- и обер-офицеров и 1000 нижних чинов. Кроме того, на защиту крепости Порт-Артур была выделена 10-я рота под командой капитана Карташева, которая полностью погибла при ее героической обороне.

Воины Томского пехотного полка верно послужили Отечеству и на полях сражений первой мировой войны 1914–1918 гг. Многие из них были награждены за проявленную воинскую доблесть и героизм различными боевыми наградами. Славная боевая история 39-го Томского пехотного полка завершилась с его расформированием в 1918 г.

На полях сражений воины-сибиряки проявили величайшую любовь к Отечеству, мужество, героизм, готовность к самопожертвованию. В 1912 г. благодарные потомки южнее Курганной батареи установили памятник «Славным предкам 24-й пехотной дивизии», в составе которой мужественно сражались наши земляки.

 Н. Д. Ростов

 ЛИТЕРАТУРА

 Плескановский. Краткая история 39-го пехотного Томского Его Императорского Высочества Эрцъ-Герцога Австрийского Людвига Виктора полка для нижних чинов. Варшава, 1887. 50 с.

Дмитриев, М. Краткая хроника 39-го пехотного Томского Его Императорского Высочества Эрцъ-Герцога Австрийского Людвига Виктора полка, составленная по случаю исполнившегося 100-летнего юбилея. Логович, 1896. 41 с.

Алферьев, Н.П. Записная книжка 39-го пехотного Томского Его Императорского Высочества Эрцъ-Герцога Австрийского Людвига Виктора полка. Брянск, [1911]. 33 с.

 Чернопятов, В.И. Алфавитный указатель убитых, раненых, контуженных и пропавших без вести господ офицеров, принимавших участие в войнах: Отечественной 1812 года, За независимость Германии 1813 году и Коалиционной 1814 года. М., 1914. С. 1-161.

 Ерошкевич, Н. Патриотический подъем на Алтае в Отечественную войну 1812 года // Краеведческие записки. Барнаул, 1956. Вып. 1. С. 144-155.

Бородкин, П. А. Алтай в Отечественной войне 1812-1814 гг. //Алтай. 1962.  № 3 .  С.  106-109.

 Герои 1812 года / сост. В.М. Левченко. М.,1987. 608 с.: ил. (Жизнь замечательных людей: Сер. биогр; Вып. 11). – Из содерж:  [Томский полк]. С.136.

 Глинка, Ф.Н. Письма русского офицера; Зиновий Богдан Хмельницкий, или Освобожденная Малороссия / авт. вступ. ст. и коммент. Н.М. Жаркевич, худож. В.Д. Квитка. Киев: Днипро, 1991. 493 с.: ил. – Из содерж.: [Томский полк]. С. 28.

 Керсновский, А.А. История Русской армии: в 4 т. М., 1992.  Т.1: От Нарвы до Парижа, 1700–1814 гг. М., 1992. 304 с.: ил. – Из содерж.: [Томский полк]. С. 176-177.

 Левенштерн, Вольдемар фон. «Победа ускользнула от нас…» // Родина. 1992. № 6/7. С.51-53: портр.

 Лихачев П.Г. // Полководцы, военачальники и военные деятели России в «Военной энциклопедии Сытина И.Д. 1912 г.». СПб., 1997. Т. 3. С. 139-140.

 Исупов, С. Потомки крестоносцев в бийской крепости или судьба героя 1812 года // Исупов, С.Ю. Бийск: острог, крепость, город. Бийск. 1999. С. 79-96: ил.

 О роде Скалонов, служивших в русской армии.

 Дударева, О.Н. Барнаульцы в Отечественной войне 1812 г. // Алтайский архивист. 2002. № 2. С. 184-187.

 Мальцева, Т.Г. Отечественная война 1812 года и Алтай // Алтайский архивист. 2002. № 2. С. 187-189.

 Голенищев-Кутузов, М.И.  Александру I // Красная звезда. 2002. 7 сент.

 Ростов, Н.Д. Бородино. Сибирский рубеж, 1812–1941 гг. // Барнаул. 2003. № 4. С. 109-119: фото.

 Подмазо, А.А. Томский пехотный полк // Отечественная война 1812 года: энцикл. М., 2004. С. 706.

 Ростов, Н.Д. Из истории 39-го пехотного Томского полка, 1798–1812 гг. // «…За род свой, за Отечество…». Барнаул, 2004. С. 4-17. Библиогр.: с. 15-17 (61 назв.).

 Ростов, Н.Д. Земли Алтайской верные сыны: из истории доблести и чести воин. сиб. полков. Изд. 2-е, доп. и перераб. Барнаул: Изд-во АлтГТУ, 2005. 299 с. – Из содерж.: [Томский пехотный полк]. С.6-93.

 

 ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА).

 Ф. 29. Оп. 1. Св. 49. Ч. 3. Л. 71; Ч. 5. Л. 230; Ч.15. Л.101, 337.

 Ф. 489. Оп. 1. Д. 981. Л. 1-51.

 Центр хранения архивного фонда Алтайского края (ЦХАФ АК).

 Ф. 1.Оп. 2. Д.1 51. Л. 23 об., 28, 30; Д. 8. Л. 2, 1,22, 40, 46, 60, 61, 68, 102, 115, 118, 119, 133, 133 об., 178, 184, 199, 260 об., 291, 369, 381, 389, 389 об.; Д. 948. Л. 20, 21, 22, 50, 79, 80, 80 об., 81, 81 об., 82, 83, 84, 158, 167, 175 об., 188, 188 об., 190, 194, 210, 235, 236, 280, 281 об., 293.

 Ф. 50. Оп. 21. Св. 53. Д. 1472. Л.1.

 Ф. 163. Оп. 1. Д. 60. Л.2 об., 3, 3 об., 81.

Источник информации: Алтайский край. 2006 г.: календарь знаменат. и памят. дат. Барнаул, 2005. С. 98-103. (текст в формате pdf)

Комментировать

Copyright 2012-207.
^ Наверх