Роль интеграции деятельности сельских учреждений культуры


Фролова А. С., аспирант 
(кафедра социально-культурной
деятельности АГАКИ, Барнаул)

Научный руководитель: к.п.н., профессор Г. Н. Оленина

 

Роль интеграции деятельности сельских учреждений культуры в оптимизации функционирования муниципальной социально-культурной сферы: подход к осмыслению с позиций концепции жизненных сил человека

Масштабные изменения, коснувшиеся отечественной социально-культурной сферы и кардинально её преобразившие в последние два десятилетия, выявили потребность в генерации новых подходов (в т.ч., основанных на сближении ранее обособленных) к рассмотрению современных проблем и перспектив развития отрасли.

Деятелями Алтайской научной школы виталистской социологии (С.И. Григорьев, Л.Г. Гуслякова, Ю.Е. Растов и др.) с конца прошлого века предпринимались попытки научного осмысления феномена жизненных сил человека, оформившиеся в самостоятельную концептуальную разработку. В её русле с постепенно возрастающей активностью столичные и региональные ученые занимаются рассмотрением вопросов иерархически широкого диапазона: от обоснования справедливости претензий концепции на позицию социологической парадигмы по причине обладания богатейшим эвристическим ресурсом, до узкоспециальных вопросов (вроде жизненных сил усыновительской семьи и др.).

В концепции человек предстает как биопсихосоциальное существо, источником жизни которого являются присущие ему физические, душевные и социальные силы. Процессы использования, расходования и восстановления этих сил составляют суть существования человека. Авторы концепцииосмысливают феномен жизненных силчеловека в его способности«воспроизводить и совершенствовать свою жизнь индивидуально-личностными и организационно-коллективными средствами»[12, с. 31], в способности к эффективномуудовлетворению потребностей, поддержанию жизнеобеспечения вовсех сферахжизниобщества. Основу жизненных сил составляет единство индивидуальной и социальной субъектностей личности. Совокупность уникальных «индивидных, индивидуальных, потребностно-мотивационных свойств личности» [12, с. 134] человека составляет содержание понятия индивидуальной субъектности личности, тогда как «способность индивидов к решению общественно значимых задач, достижению социальных целей, к эффективному использованию в своих целях социально-организационных мер, общественных институтов» [12, с. 134] – обеспечивает наполнение категории социальной субъектности.

Процессы созидания обеих субъектностей протекают под определяющим влиянием контекста жизненных пространств отдельной личности и целого общества. Известно, что ведущая роль в конституированииаксиосферы как приоритетной структуры жизненного пространства принадлежит пронизывающим его информационным потокам и наполняющим его информационным ресурсам. А.И. Ракитовым вслед за Д.С. Робертсоном высказывается мнение относительно роли информации как явления, полагающего «предел технологии, а следовательно, и человеческим возможностям в процессе освоении мира и… адаптивном развитии» [10]. Поскольку успех адаптационных процессов к социальной реальности жёстко детерминирован человеческой способностью к эффективным поиску, усвоению, переработке и выдаче информации, поскольку подобный подход к пониманию ключевых механизмов общественной жизни дает основание предполагать фундаментальную связь информации с системой индикации уровня качества жизни.

Теоретическая работа в области исследования понятия качества жизни берёт старт своего развития со времени 60-х-70-х гг. XX в. (трудыДж. Форрестера, П. Конверса, А. Кэмпбелла и др.). К настоящему моменту,среди обилия подходов к трактовке базовой единицы концептуальнойтерминосистемыприходится констатировать отсутствие компромиссного варианта её содержания. В статье мы следуем за мыслью К.Р. Пака, согласно которой качество жизни есть «уровень развития и степень удовлетворённости комплекса высокоразвитых потребностей и интересов людей» [8]. Качество жизни определяется в т.ч. характером (конструктивным, деструктивным) социальной активности личности как проявлением деятельности по удовлетворению её сложившихся или развиваемых потребностей и интересов, которая обуславливается содержанием и динамикой отношений между личностью и средой, в т.ч. (и прежде всего), информационной. Научный интерес к проблеме качества информационной составляющей жизни обусловлен, главным образом, вкратце аргументированным выше статусом информации как инструмента формирования и коррекции ценностных координат и потребностных систем личности и общества. Во времена, определяемые одной группой ученых как пороговые в движении к информационному обществу, а другой – как премьерный этап существования в условиях информационного общества, очевидным образом насущная проблема информационной безопасности социума. Среди некоторых аспектов указанной проблемы называют, например, изобилие информационных шумов, актуализирующее вопрос экологизации информационного компонента бытийного контекста личности/общества (А.И. Субетто и др.); элитаризация знания; планомерно воплощаемое и контролируемое заполнение массового информационного пространства ресурсами невысокого морально-нравственного достоинства, спровоцировавшее масштабные процессы деконструкции традиционныхаксиосистем и породившее риски извращенной социализации, общественные протесты неконструктивного характера, оголтелую беспочвенность, культ деструктивного мирочувствияи проч. аспекты.

Информация сопровождает жизнь современного человека, поделенную на время для работы и время для отдыха (с досугом в составе его компонентов – временем, свободным от необходимого труда в сфере общественного производства, а также от воспроизводства человеком своих жизненных функций в рамках домашнего хозяйства и социальных отношений [13, с. 5]). Поскольку в ходе осуществления рабочей деятельности реальные и потенциальные временные затраты личности на вдумчивое и взвешенное воспитание своих культурных предпочтений и поиск духовных ориентиров сведены к минимуму, постольку досуговая составляющая жизненного пространства человека представляет собой едва ли не единственную (и тем неоценимо дорогую) площадку для проведения этой работы. Иными словами, питаемые информационными потоками процессы активного или пассивного, стихийного или планомерного, независимого или несамостоятельного формирования и удовлетворения комплекса информационных, культурных и духовных потребностей и интересов личности в значительной мере протекают именно в условиях досуга. Факт приведения систем жизненного пространства личности и социума в состояние тотальной духовной дезориентации, конфликтааксиологических систем вследствие либерализации и коммерциализации современной отечественной культурной сферы диктует постановку акцента на личностно-развивающий досуг как наиболее функционально нагруженный.

К функциям досуга (по Ю.А. Стрельцову) относятся рекреация и релаксация, развлечение и развитие [цит. по 4, с. 29], т.е., все те процессы, в обособлении от которых функционирование как индивидуальной, так и социальной субъектностей личности в контексте жизненного пространства представляется неосуществимым.В этой связи уместно понимание досугового пространства как полноценной части поля реализации, расходования и восстановления физических, душевных и социальных сил человека.

Теоретиками социально-культурной деятельности (Л.А. Акимовой и Ю.А. Стрельцовым) подчеркивается парадоксальность феномена досуга: «во-первых, это время; во-вторых, это деятельность и поведение; в-третьих, это особое физиологическое состояние человека, которое можно обозначить понятием «рекреация» (от лат. rekreatio – возвращение к здоровью, восстановление)» [1, с. 10]. Рекреационный эффект досуга, по Г. А. Аванесовой, проявляется в возникновении у человека чувств бодрости, удовлетворения от проведенного отдыха, обретении состояния психофизического комфорта, появлении ощущения баланса «эмоциональных и социокультурных» [1, с. 11] нагрузок, осознании готовности «к новым нагрузкам» [1, с. 11]. И если недостатка в областях затрат человеком своих сил нет, то спектр источников их восстановления сравнительно не велик. Среди них – досуг, который благодаря своему очевидно значительному оздоровительному и рекреативному потенциалу и ресурсу социокультурного развития человека, приобретает исключительное положение в системе эффективных механизмов, инструментов и способов организации процессов воссоздания нормальных объемов физических, душевных и социальных сил личности и общества.

Согласно содержанию комплексной модели досуга, предложенной Ю.А. Стрельцовым, в структуру досуга входят: приобщение к культурным ценностям (чтение, посещение культурно-досуговых учреждений), самообразование, досуговое общение, культурно-оздоровительные занятия [цит. по 4, с. 30].В условиях сельского сообщества функции непосредственной системной организации досуга населения принадлежат структурам муниципальной социально-культурной сферы: культурно-досуговым учреждениям (домам культуры (клубам), центрам детского и юношеского творчества, культурным, культурно-досуговым, информационно-досуговым, культурно-информационным, социально-культурным центрам, культурно-спортивным комплексам – обладающим и не обладающим статусом модельного учреждения), библиотекам (модельным, библиотекам-музеям, библиотечным пунктам выдачи литературы и др.), музеям (историко-краеведческим), домам ремесел, этнокультурным центрам, учреждениям, специализирующимся на экспонировании предметов художественной культуры (художественным галереям, выставочным залам), домам детского и молодежного творчества и др.

В деле разрешения сложившейся кризисной ситуации, связанной с усложнением общего духовного, социально-культурного фона, важным является фактор организации совместной деятельности различных социальных институтов. Значительная роль в противодействовании указанным отрицательным тенденциям развития общества отведена учреждениям социально-культурной сферы как структурам, способным обеспечить в рамках конкретного сельского муниципального образования реализацию деятельности в области государственной культурной политики[4]. К числу направлений последней относятся сохранение и развитие традиционной культуры и народного художественного творчества и организация условий включения социума в контекст родной культуры. Именно на муниципальном уровне происходят первые и относительно стабильные контакты личности и социальных групп с культурной составляющей локальной общественной жизни.В проблемном поле магистральных направлений работы учреждений сферы культуры находятся относящиеся к числу педагогических (социальная педагогика)задачи воспитания развитых информационных, культурных и духовных потребностей личности и общества. Решение этих задачсоставляет сущность социально-культурной поддержки обеспечения статуса человека как субъекта социокультурного развития и саморазвития, субъектом активной духовной, культурной, информационной и социальной самозащиты. На муниципальную социально-культурную сферу села, таким образом, оправданно возложена ответственность за эффект сокращения рисков информационной, культурной и духовной безопасности, который достигается благодаря возможности осмысленного контроля со стороны структур сферы культуры, опирающихся в своей работе на идею приобщения публики к неоспоримо лучшим, классическим образцам отечественной и мировой культуры, искусства и словесности. Достижение эффекта этого приобщения обеспечивается путём воспитания развивающих потребностей личности в области культуры, досуга, информации, а оформление этих потребностей в устойчивые положительные интересы происходит только в условиях деятельности личности, социальных групп, осуществляемой в свободное время, в т.ч. – и в учреждениях культуры.

Каждое учреждение культуры имеет целью работы оказание эффективной социально-культурной и духовной поддержки населению муниципальному сообществу. В связи с этим представляется актуальной оценка возможностей и перспектив системной организации социально-культурной деятельности, предусматривающей укрепление культурно-досуговой сферы за счет построения модели полисубъектного участия разнотипных учреждений культуры в процессе продуцирования конечного результата. Речь идет об интеграции, понимаемой как процесс взаимного сближения и образования взаимосвязей между субъектами отношений – учреждениями культуры – в достижении общих целей. Каждый из партнеров-субъектов интеграционных процессов обладает своими преимуществами, объединенное, комплексное использование на практике которых позволяет более эффективно углублять содержание и обновлять формы общения с аудиторией, создавать комфортную социально-культурную среду, отвечающую разнообразным интересам и требованиям. Значительным достоинством полисубъектной организации функционирования социально-культурной сферы является обеспечение предоставления населению качественно более совершенного культурного продукта как итога интеграции усилий нескольких структур сферы культуры.

В ряду направлений совместной работы сельских учреждений культуры могут фигурировать: патриотическое воспитание; социальное проектирование; семейное воспитание, нравственное, эстетическое, экологическое, правовое просвещения;профориентационная и социальная работа, профилактика криминального/девиантного поведения; формирование гражданской культуры и активности, вовлечение населения в конструктивный этнокультурный диалог и др. Партнерство структур социально-культурной сферы обладает рядом обоюдных выгод, заключающихся в постановке общих целей, экономии средств, исключении дублирования, приобретении навыков мобильности и инициативности. Интеграция деятельности учреждений культуры сельского муниципального сообщества предстает в качестве стратегического ресурса развития в силу потребности в утверждении значимой роли учреждений культуры, презентации их действительного потенциала для обоснования способности к участию в эффективном решении задач муниципального масштаба.

Особого внимания заслуживает оценка потенциала партнерства между библиотечной работой и социально-культурной деятельностью, в пользу идеи развития интеграционных процессов между которыми выступает ряд следующих аргументов. Учреждения клубного типа и библиотеки на селе являются самыми распространенными по численности в сравнении с другими институтами социально-культурной сферы. Кроме того, в современных условиях «сельская библиотека и сельский клуб остались для жителей села… чуть ли не единственным местом коллективного общения, информационным полем, центром формирования общественного мнения и проявления коллективной инициативы» [7].

Важно, что А.В. Сасыхов и Ю.А. Стрельцов указывают на то, что «просветительская работа клуба успешна и эффективна при условии определенного гармонического соотношения двух направлений – образовательного и информационного» [11, c. 63]. Современные учреждения культуры осуществляют свою деятельность в условиях, приближенных к условиям информационного общества, что обуславливает рост самостоятельной ценности информации иполитическое признание приоритета развития информационно-коммуникационной отрасли. Библиотеки в контексте стратегической потребности в усилении информационного компонента во всех сферах жизнедеятельности приобретают особое положение вследствие обладания значительными массивами информационных ресурсов. Приобщая аудиторию к ценностям мировой и отечественной культуры, они создают условия познания культурно-исторических традиций в контексте национальной культуры и полилога культур, формируют понимание приоритета подлинных нравственных ориентиров, многообразия и взаимовлияния культур, достоинств духовных ценностей национальной культуры. Возможности библиотек могут быть использованы другими учреждениями при организации совместных мероприятий для усиления эффекта общей социально-культурной поддержки, оказываемой местному сообществу.

В предельно простом виде суть интеграционных процессов между культурно-досуговой деятельностью и библиотечно-информационной работой представляется нам в усилении информационного компонента (за счёт вовлечения массивов библиотечных ресурсов) в системе инструментария формирования развивающих информационных, культурных и духовных интересов и потребностей личностивконтексте досугового пространства, прерогатива организации которого в масштабах муниципалитета принадлежит клубным учреждениям.

Таким образом, учёт сложностей современной ситуации в отечественной социально-культурной сфере обуславливает рассмотрение интеграционных процессов в качестве стратегически важного ресурса её функционирования в силу признания объединения потенциалов учреждений культуры в качестве фактора повышения эффективности решения важнейших социально-культурных задач муниципального сообщества.

Система организованного силами учреждений культуры досугового пространства муниципального масштаба обязательной включает в себя педагогические процессы воспитания комплекса информационных, культурных и духовных потребностей личности, уровень развития которых служитиндикатором уровня качества жизни муниципального сообщества. В связи с этим интегрирование деятельности и усилий муниципальных структур сферы культуры может быть рассмотрено как перспективное направление социально-культурной поддержки населения (в контексте социологической концепции жизненных сил человека) в системе практики управления социально-культурной жизнью региона.

Список литературы

Аванесова, Г. А. Культурно-досуговая деятельность: теория и практика организации / Г. А. Аванесова. – М. : Аспект Пресс, 2006. – 263.

Григорьев, С. И. Основы виталистской социологии XXI века / С. И. Григорьев. – М. :Гардарики, 2007. – 239 с.

Григорьев, С. И. Социология жизненных сил усыновительской семьи в современной России : препринт / С. И. Григорьев, Л. Г. Гуслякова, Т. Н. Коваленко. – М. : Изд-во РГСУ, 2010. – 31 с.

Закон Российской Федерации от 9 октября 1992 г.№ 3612-I «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» (с изменениями и дополнениями) [Электронный ресурс]. – Электрон.дан. – Режим доступа :http://base.garant.ru/104540/.

Кондыков, А. С. Социально-культурная деятельность в условиях современной социально-культурной среды : сб. науч. ст. / А. С. Кондыков ; Алтайская государственная академия культуры и искусств. – Барнаул :Изд–во АлтГАКИ, 2010. – 87 с.

Медведенко, В. В. Празднично-игровые технологии формирования корпоративного досуга (на примере предприятий туристического бизнеса) / В. В. Медведенко, Г. В. Оленина. – Барнаул : Изд-во АлтГАКИ, 2009. – 191 с.

Осипова, М. Н. Сельская библиотека в социально-культурном центре - начало пути [Электронный ресурс] / М. Н. Осипова. – Электрон.дан. – Режим доступа: http://www.nlr.ru/nlr/div/nmo/zb/lib/search.php?id=791& r=4.

Пак, Е. Р. Качество жизни населения региона как объект прикладного социального анализа :автореф. дисс. …канд. социол. наук : 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы [Электронный ресурс] / Е. Р. Пак. – Электрон.дан. – Режим доступа :http://cheloveknauka.com/kachestvo-zhizni-naseleniya-regiona-kak-obekt-prikladnogo-sotsialnogo-analiza.

Потапова, Р. П. Потенциал библиотерапии в социальной работе / Р. П. Потапова. – Барнаул : Изд-во АлтГАКИ, 2010. – 166 с.

Ракитов, А. И. Новый подход к взаимосвязи истории, информации и культуры: пример России [Электронный ресурс] / А. И. Ракитов. – Электрон.дан. – Режим доступа : http://philosophy.ru/library/vopros/53.html.

Сасыхов, А. В. Основы клубоведения. Теория и методика клубной работы / А. В. Сасыхов, Ю. А. Стрельцов. – Улан-Удэ, 1969. – 508 с.

Современное понимание жизненных сил человека: от метафоры к концепции (становление виталистской социологической парадигмы) / под ред. С. И. Григорьева, Л. Д. Дёминой. – М. : «Издательский дом МАГИСТР-ПРЕСС», 2000. – 242 с.

Стрельцов, Ю. А. Культурология досуга / Ю. А. Стрельцов. – М. : МГУКИ, 2002. – 184 с.

Источник: Фролова А. С. Роль интеграции деятельности сельских учреждений культуры в оптимизации функционирования муниципальной социально-культурной сферы: подход к осмыслению с позиций концепции жизненных сил человека // Международный продовольственный форум «Продовольственная безопасность. Аграрно-политический диалог» : сб. материалов / под общ.ред. М. П. Щетинина. – Барнаул, 2014. – С. 296–301 : фото. – Библиогр. : с. 301 (13 назв.).

 

Комментировать

Copyright 2012-207.
^ Наверх