Скорлупин Георгий Прокопьевич


 Житель Алтайского края Георгий Прокопьевич Скорлупин участвовал в обеспечении безопасности Тегеранской конференции

 

28 ноября – 1 декабря 1943 г. состоялась Тегеранская конференция – первая за годы Второй мировой войны конференция «большой тройки» — лидеров трех стран: Ф. Д. Рузвельта (США), У. Черчилля (Великобритания) и И. В. Сталина (СССР).

В Центральном архиве Министерства обороны только две фамилии, оставшихся в живых участников тех далеких событий 1943 г. Один из них – Георгий Прокопьевич Скорлупин, житель Петропавловского района Алтайского края.

Он служил в составе 131-го мотострелкового пограничного полка войск НКВД СССР, участвовавшего в обеспечении безопасности Тегеранской конференции.

Война застала Георгия Прокопьевича в Москве, где он проходил срочную службу.

– Служил в 7-ом кавалерийском полку. А когда гитлеровская Германия обрушилась на Советский Союз, лошадей, - рассказывает Георгий Прокопьевич, - отобрали на фронт. Нас расформировали на две дивизии. Одна предназначалась для охраны Кремля, другая - НКВД. Я был шофером во время обороны Москвы. Перевозил к линии фронта солдат, оттуда - раненых. Иногда возил продовольствие. Сам непосредственно в боях не участвовал. Но однажды попал под бомбежку, когда был за рулем, меня тяжело ранило. Пять месяцев провел в госпитале, и только потом попал в Тегеран.

– В Тегеране мы пробыли около трех лет, до октября 1945 г. В полку было много бийских и, в основном, все старые ребята. Не знаю, почему меня взяли. Перед приездом Сталина мы вымылись в бане, надели чистую форму, подшили воротнички, думали нас покажут Сталину... Но нас так и продержали в казарме, которая размещалась в подвале. Удалось увидеть Черчилля, Рузвельта и Сталина, когда они на балконе сидели, с этой сцены, видимо, была сделана фотография, облетевшая весь мир. Потом еще раз видел Сталина мельком, в машине, когда уже конференция закончилась. До конференции нам платили зарплату - один туман (реал) в месяц, а после, когда начали гонять машины, получали по 20 туманов плюс восемь - премиальных. Многих тогда наградили часами. У меня они, конечно, не сохранились. Я ездил на «Форде», но, в основном, на грузовом американском автомобиле «Студебеккер». На него можно было грузить хоть шесть тонн, он одинаково шел. Гоняли машины в Ашхабад, через перевалы, по узким дорогам, где двум машинам не разъехаться. С одной стороны перевала сидел солдат, и с другой; они по телефону сообщали, свободна дорога или нет. Перевозили, в основном, гильзы, патроны и продукты: сахар, макароны, фасоль.

В октябре 1945 г. Георгий Прокопьевич с сослуживцами попал в Баку, где, по его воспоминаниям, местное население выращивало картошку, а он возил ее для Азербайджанского округа. Домой боец Красной Армии Скорлупин вернулся в январе 1946 г. Вспоминает, как от Бийска до Камышенки 140 километров прошел пешком, вспоминает слезы матери...

Источник информации: Бебекина В. Память возвращает в Тегеран // Ударник. Петропавловское, 2015. 27 марта. С. 4.

Комментировать

Copyright 2012-207.
^ Наверх