Улица им. Л. Н. Толстого


25 (8) ноября (декабря) 1910 г.

В Барнауле переименована улица Большая Тобольская в улицу им. Л. Н. Толстого

 

      7 (20) ноября 1910 г. на станции Астапово скончался Л. Н. Толстой. Обо всем, что было связано с этим трагическим событием, барнаульцы могли узнать из ежедневного издания – «Алтайской газеты». 9 (22) ноября в номере 220 газета напечатала бюллетени о течении болезни писателя, его состоянии (по часам и минутам). Привела последние связные слова умирающего: «На свете миллионы людей, многие страдают, зачем же вы все здесь, около меня одного?». В траурной рамке поместила сообщение: «Толстой скончался в шесть часов пять минут утра». Конечно, о смерти Толстого уже знали из телеграфного сообщения, но опубликованный бюллетень, скупо передающий состояние не только больного, но и тех, кто находился у его постели (это чувствуешь, даже читая газету сегодня), переход от появившейся было надежды к осознанию неизбежного конца, усиливал горечь утраты.

В следующем номере в статье без подписи говорится о реакции на уход Толстого из жизни: «Тяжелой болью отозвалась смерть его в сердцах всех, кто любил великого учителя, кто прислушивался со священным трепетом к чистым словам яснополянского проповедника». «Ярким светочем мысли», «поборником добра и правды», «неустанным искателем истины» называет его автор и утверждает, что в траур должна одеться вся культурная Россия, вопреки злобе и ненависти, жалким нападкам, клевете тех, кто травил Толстого с «ядовитой пеной у рта».

Из номера в номер «Алтайская газета» печатала отклики на смерть Л. Н. Толстого из городов России и из-за рубежа. По ним барнаульцы могли судить, какие чувства вызвала смерть писателя в разных кругах русского общества. Вот некоторые из публикаций. Например, в номере 230 от 20 ноября (3 декабря) 1910 г. в подборке «Из России» собственный корреспондент газеты (подпись «Курсистка») сообщает о делегациях учащейся молодежи на похороны Толстого, хотя попечитель Московских учебных заведений паломничества в Ясную Поляну к моменту погребения Толстого запретил. Ослушавшимся грозило оставление на второй год. Автор корреспонденции высказывает свое мнение об отношении крестьян, бывших на похоронах, к Толстому: «Они любили его как «доброго барина», но очевидно, что Толстого-мыслителя, Толстого-писателя и учителя жизни они не знали». В подборке «Из России» сообщалось, что в Симферополе было запрещено почтить память писателя; в Пермской губернии объявлен строгий выговор екатеринбургскому исправнику, так как тот допустил на вечере памяти исполнение похоронного марша, а «дежуривший в театре полицейский чин подвергнут 3-дневному аресту». В Петербурге в Сибирском клубе (открыт 1 апреля 1910 г., членами его, возможно, были и барнаульцы) собрание, посвященное памяти Л. Н. Толстого, разрешили, но петь «Вечную память» полиция запретила.

Все это происходило далеко, в европейской части России, на Урале, а что же в Сибири? 17 (30) ноября «Алтайская газета» напечатала сообщение о томских событиях. 8 ноября в губернском городе перед университетом начали собираться студенты, учащиеся. Тревожно сновала полиция, появился конный патруль. «Настроение людей торжественно-трогательное», – пишет корреспондент. Когда подняли портрет Л. Н. Толстого, украшенный живыми цветами, толпа обнажила головы. «Из тысяч взволнованных грудей вырвался потрясающий, мощный напев: «Вечная память», далеко разлившийся в воздухе». Вмешательство полиции не могло прекратить троекратного пения «Вечной памяти». Высшие учебные заведения Томска объявили трехдневный траур. Ночью было несколько обысков и арестов.

В Барнауле не было таких манифестаций и волнений: город уездный, высших учебных заведений нет. Но отношение читающей публики к писателю отразилось, безусловно, в отборе материала для газеты, в перепечатке произведений Толстого из других изданий. В их числе – последняя неоконченная статья против смертных казней. Она написана по просьбе К. Чуковского и опубликована в газете «Речь». Перепечатывались легенды о Толстом, материалы, связанные с протестом наследников против завещания Толстого, ущемляющего их интересы. Теперь о многом из того, о чем писали газеты 90 лет тому назад, нам известно из документов, воспоминаний о писателе, но можно представить, как в провинции читатели ждали следующего номера своей газеты с материалами о любимом писателе. Об уважении образованной части барнаульских горожан, преклонении перед Л. Н. Толстым можно судить по следующей публикации в «Алтайской газете». В номере 231 от 21 ноября (4 декабря) сообщалось о заседании совета школьного общества Барнаула. Собравшиеся почтили память Толстого вставанием и послали телеграмму соболезнования С. А. Толстой.

25 ноября 1910 г. Барнаульская городская дума тоже чествовала вставанием память великого писателя. Поднялись все за исключением председателя местного отдела Союза русского народа. Не обращая внимания на замешательство, негодование, он продолжал сидеть. В отчете с заседания журналист «Алтайской газеты» назвал его «доморощенным зубром».

Городская управа предложила учредить стипендию имени Л. Н. Толстого в реальном училище (единогласно решено ассигновать на стипендию 100 рублей в год), открыть при городской библиотеке особый бесплатный отдел имени Толстого, поставить в ней бюст писателя и переименовать Бийскую (теперь Никитинская) улицу в улицу имени Толстого. Все предложения приняты, кроме одного: улицу решено было переименовать Большую Тобольскую. С того дня в Барнауле появилась третья улица, носящая имя писателя (уже были Пушкинская и Гоголевская). Примечательно, что именно на улице имени Л. Н. Толстого в наше время в Барнауле открыт Музей истории литературы, искусства и культуры Алтая. На том заседании городской думы гласные не только обсуждали предложенные управой мероприятия по увековечению памяти Л. Н. Толстого, но и вносили свои. Гуляев предложил на переименованной улице поставить бюст писателя. Поступили предложения во всех школах выставить портреты Толстого и назвать его именем начальное училище (в то время в Барнауле было 28 начальных школ), которое будет открыто первым.

Прошли дни памяти Л. Н. Толстого, но «Алтайская газета» и новая газета «Жизнь Алтая» (1-й номер вышел 1 января 1911 г.) продолжали знакомить своих читателей с публицистическими и художественными произведениями Толстого: напечатаны отрывок из «Посмертных записок старца Федора Кузмича», «Егорий – волчий пастырь», «После бала» и другие. Годовщину смерти писателя барнаульский любительский театр отметил спектаклем по пьесе Л. Н. Толстого «Живой труп».

Л. М. Остертаг

Литература

[Отчет о заседании городской думы 25 ноября 1910 г.] // Алтайская газета. 1910. 27 нояб.

Праздник улицы // Алтайская правда. 1964. 22 сент.

Метельницкий К. Пешком в начало века по Л. Толстого // Алтайская правда. 1992. 16 мая. С. 10: фот.

Метельницкий К. Это был сервис, господа! // Алтайская правда. 1992. 30 мая. С. 10: фот.

Мурыгин Г. Праправнук Льва Толстого родился в Барнауле. Перстень со сфинксом: [О потомках Л. Толстого, живших на Алтае] // Алтайская правда. 1996. 27 марта.

Парамонов М. Ф. Толстовец и голуби: [Воспоминания ветерана станкостроит. з-да М.Ф. Парамонова о железнодорожнике станции Лев Толстой Бородине, знавшем Л.Н. Толстого] / беседу вел Н. Кожевников // Свободный курс. Барнаул, 1998. 6 авг. С. 10: фот.

 Источник информации: Барнаульский хронограф. 2000 г.: календарь знаменат. и памят. дат. Барнаул, 1999. С. 27-29. (текст в формате pdf)

Комментировать

Copyright 2012-207.
^ Наверх