26 декабря 1834 г.

26 декабря 1834 г.

 Родился городской голова Барнаула, писатель, исследователь Алтая А. А. Черкасов (1834–1895)

 А. А. ЧеркасовАлександр Александрович Черкасов родился в г. Старая Русса Новгородской губернии, в семье горного инженера, управляющего содовым заводом, страстного охотника. Любовь к природе он привил и всем трем сыновьям.

Для Александра эта любовь едва не кончилась трагически. Еще мальчишкой, в одном из первых походов, он провалился под лед и полтора года не вставал с постели, а потом еще долго ходил на костылях, но, к счастью, со временем выздоровел.

В 11 лет он был определен в институт Корпуса горных инженеров, по окончании которого (1855) был направлен, по собственному желанию, в Нерчинский горный округ.

Край отдаленный, снегами повитый,

Скорбью людскою, слезами облитый,

Правом гражданским, народом забытый,

Славою каторги в мире покрытый.

Так писал о нем сам А. А. Черкасов. Он провел в этом крае 16 лет – лучшие молодые годы. Служил в основном в золотоискательных партиях и на золотых промыслах, то есть в самых отдаленных, глухих уголках и без того глухого Забайкалья. Единственным утешением, отдыхом, развлечением была охота, любовь к которой он унаследовал от отца.

«Все мое имение, – вспоминает А. А. Черкасов, – состояло из двух чемоданов с бельем и платьем, двух ружей с необходимыми принадлежностями и здоровенного лягаша Каштана... За плечами... никакой удручающей заботы, кроме неизбежной тоски по родине после прощания с обожаемыми мною родителями. Полнейшее одиночество, незнакомый суровый край, лязг кандалов, клейменые лица – все это давало себя знать на каждом шагу, и только силой воли я подавил тоску наболевшего сердца по родине и свыкся со всем окружающим, а богатая охота в крае мало-помалу помирила меня с окружающей обстановкой».

Скитаясь с ружьем по тайге, молодой, любознательный, к тому же простой и общительный горный инженер жадно слушал рассказы товарищей по охоте о повадках зверей и птиц, разные бывальщины; ночуя в крестьянских избах и дымных чумах «инородцев», наблюдал их быт, обычаи. Эти люди, вся жизнь которых была связана с тайгой и характер закален в борьбе с природой, искусные охотники и следопыты, восхищали А. А. Черкасова своим мужеством, душевной щедростью, всегдашней готовностью помочь товарищу в беде. Пришло время, и А. А. Черкасов всей душой полюбил этот край, его людей, его природу. А полюбив, захотел рассказать о нем другим.

Так, может быть, упрощенно представляются мне причины, побудившие скромного смотрителя золотого промысла сесть за книгу. Он назвал ее «Записки охотника Восточной Сибири», возможно, по аналогии со знаменитыми «Записками ружейного охотника Оренбургской губернии» С. Т. Аксакова, которые появились несколькими годами раньше и, надо полагать, не прошли мимо его внимания.

Фрагмент «Записок» был опубликован (правда, без подписи) в 1866 г. в майском номере некрасовского «Современника». Подписи не было по той простой причине, что «коронослужащему» на такую публикацию полагалось испрашивать позволение начальства, а оно вряд ли бы позволило: журнал-то был крамольным!

Но и анонимный отрывок, по существу, не увидел света. В апреле 1866 г. по «Высочайшему повелению» издание «Современника» было прекращено и готовый уже майский номер конфискован. По свидетельству краеведа Е. Д. Петряева, единственный его экземпляр теперь имеется в библиотеке Пушкинского Дома в Санкт-Петербурге.

В 1867 г. «Записки охотника Восточной Сибири» вышли отдельной книгой в Санкт-Петербурге в издательстве С. В. Звонарева. Об этом издателе известно, что он без совета и рекомендации Н. А. Некрасова ничего не предпринимал. Таким образом, можно считать, что литературный дебют забайкальского горного инженера состоялся под покровительством Н. А. Некрасова.

«Записки охотника Восточной Сибири» и современники писателя, и позднейшие исследователи его творчества ставят в один ряд с «Записками» С. Т. Аксакова. Его называют «Сибирским Аксаковым» (Е. Д. Петряев). А виднейший русский охотовед Д. К. Соловьев даже отдает А. А. Черкасову предпочтение на том основании что у Аксакова рассказывается лишь о птицах, а у А. А. Черкасова – практически обо всех обитателях тайги, имеющих промысловое значение. «Книга представляет несомненный интерес для многих и сегодня, особенно описание жизни зверей и охоты на них», – отмечает народный писатель Казахстана, наш земляк М. Д. Зверев.

Но эта книга не только о зверях, птицах и способах промысловой охоты на них. Она содержит богатые сведения о прошлом Забайкалья, культуре, быте, обычаях населения.

Известно, что каждая книга – отражение личности автора. Вот как отзывается о А. А. Черкасове один из его товарищей: «Его доброта, отзывчивость ко всему честному, хорошему, ширина воззрений, добродушный и в то же время мягкий юмор делали то, что все, кто бы ни приходил с ним в соприкосновение, становились его друзьями».

Он же приводит такой факт, что каторжники, даже пожилые, работавшие на промыслах под началом А. А. Черкасова, называли его отцом. Доброта, трогательная готовность помочь ближнему были в нем с детства. Недаром в институте товарищи дали ему прозвище Мамка. А еще они называли его Самсоном – из уважения к богатырскому росту и недюжинной силе. Духом доброты, сострадания к униженным и оскорбленным веет со страниц этой необычной книги. Она написана в лучших демократических традициях русской литературы.

Одним из главнейших ее достоинств является великолепный русский язык. «В лице Черкасова, – отмечает известный писатель Марк Сергеев, – счастливо сочетались качества тонкого наблюдателя с подлинным литературным талантом. В результате, не будучи профессиональным писателем, он создал превосходное произведение, стоящее в одном ряду с «Записками» С. Т. Аксакова».

Книга еще в XIX веке вышла на немецком (1886) и дважды на французском (1896, 1899) языках. В нашей стране она издавалась несколько раз, причем четырежды – в советский период.

А. А. ЧеркасовА. А. Черкасов служил в Забайкалье до 1871 г., служил успешно: был награжден тремя орденами, вырос от прапорщика до майора (надворного советника), а за открытие Урюмских золотых россыпей «Всемилостивейше пожалован» пожизненной пенсией в размере 1200 руб. в год (сумма эта превышала его годовое жалованье). Женился на дочери забайкальского казака, стал отцом трех детей (потом, на Алтае, родились еще четверо).

В конце 1871 г. Александр Алдександрович был переведен в Алтайский горный округ на должность управляющего Салаирскими рудниками и Бачатской каменноугольной копью, но уже через год назначен управляющим Сузунским медеплавильным заводом, где и прослужил почти 11 лет.

После отмены крепостного права горнозаводское производство Алтая быстро покатилось к упадку. Не избежал этой участи и Сузунский завод. 4 ноября 1882 г., незадолго перед увольнением, А. А. Черкасов докладывал начальнику округа, что встречает крайнее затруднение в рабочей силе, что нет никакой возможности пустить завод на полный ход. «Работные люди, несмотря на осеннее время, не только не прибывают, но и убывают с каждым днем, чему причина – хорошие заработки на крестьянских страдах. Завод имеет 40 основных рабочих вместо 55 и вспомогательных 33 вместо 42».

В 1883 г. А. А. Черкасов вышел в отставку и переселился в Барнаул, где прожил семь лет, из них пять был городским головой. В эти годы и даже несколько ранее начался второй период его творческой деятельности, даже более активный, чем забайкальский. Начиная с 1883 г. в московском журнале «Природа и охота» один за другим появляются его рассказы и очерки о годах нелегкой службы в Забайкалье, встречах с интересными людьми и, конечно, об охоте: «Сломанная сошка», «Култума», «Урюм», «Подъездная охота в Сибири», «Бальджа», «Зерентуй», «Шахтама», «Кара» (первые три написаны на Сузунском заводе, остальные – в Барнауле). В 1886 г. в журнале «Русский вестник» публикуются очерки «В Кадаче» и «Разбойник».

В Барнауле А. А. Черкасов начинает писать и мемуарные записки. Воспоминания его о некоторых эпизодах кадетской жизни в институте были опубликованы в 1887–1888 гг. в малоизвестном и недолговечном журнале «Охотник».

Не обошел он вниманием и алтайскую тему. В журнале «Природа и охота» увидели свет его очерки «Федот» (1886) и «А. Брем» (1887) – о посещении Барнаула знаменитым немецким натуралистом. В то же время он дорабатывает «Записки охотника Восточной Сибири». В 1884 г. они выходят в Санкт-Петербурге у А. С. Суворина, известного журналиста и издателя.

В 1890 г. из-за необходимости учить детей А. А. Черкасов переезжает в Екатеринбург и здесь приступает к работе о виденном и пережитом на Алтае за 19 лет службы.

В марте 1893 г. он предложил эти «Записки», скромно назвав их статьей, А. С. Суворину для журнала «Исторический вестник». Суворин поставил об этом в известность редактора «Исторического вестника» С. Н. Шубенского: «Черкасов – очень талантливый человек. Я издал целую книгу его. Думаю, что он и теперь написал интересно. Напишите ему в Екатеринбург».

Но статья не подошла для журнала ни по размерам, ни по профилю. Тогда А. А. Черкасов отдал ее в журнал «Природа и охота», где она с подзаголовком «Из записок сибирского охотника» и была опубликована в том же 1893 г. в июльском – октябрьском номерах.

Но быстро – еще не значит хорошо. «Глубоко сожалею, – писал А. А. Черкасов А. С. Суворину, – что в статье «На Алтае» редакция и цензура сделали много выпусков, весьма интересных, и в общем изгадили весь труд, потерявший связь в рассказе».

Но и в таком виде записки «На Алтае» и другие работы А. А. Черкасова пользовались большим спросом у читателей.

«Почти все мои рассказы, – писал он А. С. Суворину, – идут о Сибири и знакомят читателя с этой страной во многих отношениях, а охота часто служит лишь канвою... Мои статьи охотно читаются... даже прекрасным полом, а в Екатеринбурге «поиском ищут» этих рассказов. Многие знакомые и не знакомые прожужжали мне уши: почему я не издам все, помещенное в журналах, особой книгой... А хорошего издателя найти не могу. Не поможете ли мне в этом?..»

Не совсем ясно почему с такой просьбой он обращался к А. С. Суворину? Ведь тот сам был издателем!..

К сожалению, довести начатое дело до конца А. А. Черкасов не успел. Роковую роль в этом сыграло, видимо, то, что в октябре 1894 г. он и в Екатеринбурге был избран городским головой. Но не пришелся ко двору местным толстосумам. Начались интриги, сплетни, травля. Через два месяца легко ранимый А. А. Черкасов заявил об уходе в отставку, но тут ему был нанесен последний удар: 24 января 1895 г. он получил по почте грязный анонимный пасквиль, оскорбляющий честь его и семьи. И сердце не выдержало. Александр Александрович Черкасов скончался тут же, в кабинете, за рабочим столом, зажав в руке анонимку...

Его хоронил весь город.

Последовавшие бурные годы оказались не лучшими для сохранения памяти о людях, подобных А. А. Черкасову. Могила его затеряна. Архив исчез. Исчезла и рукопись записок «На Алтае». Остался лишь опубликованный журнальный вариант, тот самый, что, по словам А. А. Черкасова, «изгадили» редакция и цензура. Но даже в таком виде он представляет большую художественную и познавательную ценность и по своим литературным достоинствам ни в чем не уступает «Запискам охотника Восточной Сибири».

 В. Ф. Гришаев

 ЛИТЕРАТУРА

 Произведения А. А. Черкасова

 На Алтае: из записок сибирского охотника // Природа и охота. 1893. № 7. С. 1–62; № 8. C. 1–65; № 9. С. 1–70; № 10. С. 1–76; № 11. C. 1–59.

Из записок сибирского охотника / авт. предисл. «Жизнь среди природы…» Е. Петряев. Иркутск: Вост.-Сиб. Кн. Изд-во, 1987. 571 с.: портр.

Записки охотника Восточной Сибири. Чита: Читинское кн. изд-во, 1958. 352 с.: ил. Библиогр.: С. 348–350.

Записки охотника-натуралиста / ред., авт. вступ. ст. «А. А. Черкасов и его «Записки охотника-натуралиста» Е. T. Сыроечковский. М.: Изд-во Акад. Наук СССР, 1962. 504 с.: ил.

Записки охотника Восточной Сибири / авт. предисл. «Александр Александрович Черкасов – натуралист, охотовед, писатель» Ф. Штильмарк. М.: Физкультура и спорт, 1990. 574 с.: ил., портр.

«Синяя дама»: [фрагмент записок «На Алтае»] // Алтайская правда. 1992. 25 авг.

Записки барнаульского городского головы (охотника, писателя, краеведа) //Алтай. 1993. № 1. С. 129–141; № 2. С. 83–98; № 3. С. 127–146; № 4. С. 129–152; № 5. С. 127–147; № 6. С. 109–123.

Из Записок сибирского охотника // Хрестоматия по литературе Алтая. Барнаул, 1996. Ч. 1. C. 93–107: портр. Библиогр.: с. 107 (3 назв.).

На Алтае / авт. послесл. В. Гришаев // Бийский вестник. 2003. № 1. C. 22–70: портр. на вкл. с.

На Алтае: записки городского головы / авт. предисл. «Забытое имя» В. Гришаев. Барнаул, 2004. 286 с.: портр. (Библиотека журнала «Алтай»). (полный текст)

 

Литература о жизни и творчестве

 

Баснин, П. Александр Александрович Черкасов: (некролог) // Вестник золотопромышленности. 1895. № 5. С. 141–142.

Петряев, Е. Сибирский Аксаков // Сибирские огни. 1968. № 7. С. 164–169. Библиогр. в подстроч. примеч.

Юдалевич, М. Сибирский Аксаков // Юдалевич, М. Барнаул (1730–1917). Барнаул, 1992. C. 152–154.

Гришаев, В. Забытое имя // Алтай. 1992. № 6. C. 120–122: портр.

Гришаев, В. Ф. 160 лет со дня рождения писателя, исследователя Алтая А. А. Черкасова (1834–1895) // Страницы истории Алтая. 1994 г.: календарь знаменат. и памят. дат. Барнаул, 1993. C. 108–111. Библиогр.: с. 111 (9 назв.).

П. В. Б. Черкасов // Энциклопедический словарь / Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. Репринт. Ярославль, 1993. Т. 76. С. 572.

Левашова, О. Г. Творчество А. А. Черкасова / О. Г. Левашова, Т. Г. Черняева, М. Г. Никитина // История Алтая. Барнаул, 1995. Ч. 1. C. 395–398.

Юдалевич, Б. М. Литература // Энциклопедия Алтайского края. Барнаул, 1996. Т. 1. C. 258–281. – Из содерж.: [А. А. Черкасов]. С. 263.

Гришаев, В. Ф. Черкасов Александр Александрович // Энциклопедия Алтайского края. Барнаул, 1997. Т. 2. C. 400: портр

Гришаев, В. Ф. Александр Александрович Черкасов (1834–1895) // Гришаев, В. Ф. Алтайские горные инженеры. Барнаул, 1999. C. 223–229: портр.

Гришаев, В. Ф. Черкасов Александр Александрович // Барнаул: энциклопедия. Барнаул, 2000. C. 332.

Черкасов Александр Александрович // Исследователи Алтайского края. XVIII – начало ХХ века: биобиблиогр. слов. Барнаул, 2000. C. 226–227.

Юдалевич, М. И. Литературная жизнь Барнаула // Барнаул. История культуры. Барнаул, 2000. C. 60–69. – Из содерж.: [А. А. Черкасов]. С. 64–65.

Лен, К. В. Городские головы Западной Сибири (70–90-е гг. XIX в.) // Предприниматели и предпринимательство в Сибири. Барнаул, 2001. Вып. 3. C. 228–251: табл. – Из содерж.: [А. А. Черкасов]. С. 242–243.

Родионов, А. Инженер – Голова – Писатель: заметки об А. Черкасове, барнаульском городском голове конца XIX в. // Вечерний Барнаул. 2004. 31 марта: портр.

Тяпкин, М. О. Охрана лесов Томской губернии во второй трети XIX – начале XX в. Барнаул, 2006. 225 с. – Из содерж.: [А. А. Черкасов]. С. 32–33.

 

* * *

Литературная карта Алтайского края [электронный ресурс]. - Режим доступа: http://akunb.altlib.ru/files/LiteraryMap/Personnels/Cherkacov_A.html

 

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

 

Центр хранения архивного фонда Алтайского края (ЦХАФ АК).

Ф. 2. Оп. 5. Д. 603. Л. 72–83.

 

Источник информации: Барнаульский хронограф. 2009 г.: календарь знаменат и памят. дат. Барнаул, 2008. С. 73-77.

 

 

27 июня 1868 г.

 

27 июня 1868 г.

Заложена часовня Александра Невского на Московском (ныне Ленинском) проспекте г. Барнаула

Местоположение города всегда определялось географическими и экономическими предпосылками, а вот архитектурный образ русского дореволюционного города решали церкви. Храмы, церкви, часовни имели свою сферу влияния, свою иерархию зданий, в зависимости от этого складывалась образная композиция города. А строительство часовен – это к тому же особая духовная и историческая традиция Православия, отразившаяся на облике русских городов и сел, в наши дни, к сожалению, почти забытая.

Если посмотреть на панораму города Барнаула конца XIX века, то видно, что среди крыш домов возвышается церковь, являющаяся доминантой этого участка города, а рядом, чуть пониже – часовня.

Барнаул до сих пор остается камерным городом и сохраняет в себе верность традициям. Даже современная архитектура содержит в себе элементы исторического стиля и является сомасштабной дореволюционной застройке. Находя и восстанавливая разрушенные ранее храмы, церкви, часовни, мы только поможем поддержать традицию и вернуть облик старого русского города.

Так в Барнауле была построена часовня в честь святого благоверного князя Александра Невского в память спасения от опасности государя императора Александра II во время покушения на него в Париже. Она стояла на Московском проспекте напротив пожарного депо, посередине бульвара. Ныне это современный Ленинский проспект между улицами им. И.С. Никитина и им. Анатолия. На плане Барнаула 1877 года часовня уже обозначена. Согласно дореволюционному архивному документу часовня была заложена 27 июня 1868 года, а освящена 20 июня 1872 года.

На подлинном снимке из фондов Государственного музея истории, литературы, искусства и культуры Алтая видно, что перед часовней выстроился ряд пожарных. Очевидно, это смотр городской пожарной части, который устраивался ежегодно на Успение Божией Матери 15 августа ст. ст. Скорее всего, именно в этот день в 1894 году был сделан снимок.

Позднее, когда благоустраивался Московский проспект, вокруг часовни была построена новая оградка с каменными столбиками, выкрашена крыша в шахматном порядке. Это видно на более поздних снимках из фондов Алтайского государственного краеведческого музея. Указанные фотографии дают вид часовни с северо-западной и юго-западной сторон. Видно, что на северо-западной стороне находилась икона святого благоверного князя Александра Невского, а на юго-западной стене – святителя Николая Чудотворца.

Существует также уникальная фотопанорама  Барнаула второй половины XIX века, хранящаяся в фондах Государственного художественного музея Алтайского края. На ней частично видна юго-восточная сторона часовни. Именно с этой стороны находился вход в часовню.

«12 июля 1908 года в городскую управу обратилась настоятельница Барнаульского Богородице-Казанского женского монастыря игумения Парфения с заявлением, где она говорит о приписке к монастырю сей часовни. Объясняет это тем, что часовня стоит без надлежащего за ней надсмотра. Молебны в часовне происходят только раз в году – день Успения Пресвятой Богородицы, когда справляет свой праздник городское пожарное общество. Городская дума постановила: Александро-Невскую часовню предоставить Барнаульскому Богородице-Казанскому женскому монастырю во временное ведение  (ЦХАФ АК. Ф. 51. Оп. 1. Д. 7)» (Кривоносов Я.Е., Скворцова Т.В., 2001).

Дальнейшая судьба часовни похожа на судьбу других церковных строений.

На карте 1923 года часовня помечена еще как действующая. А на топографических планшетах 1930 года ни часовни, ни других городских храмов (за исключением Покровского и Крестовоздвиженского) не показано. Однако это не означает, что к этому времени храмы были уже снесены. Часовню св. Александра Невского не изображали на картах, но она еще долго существовала. Она стояла без купола и креста. После упразднения в годы богоборчества часовня использовалась под бытовые нужды. Вплоть до начала 50-х годов в ней находилась водопроводная колонка. Еще одна фотография из фондов Алтайского краеведческого музея (НВФ №192) открывает нам вид на четвертую, северо-восточную стену часовни.

На основе обнаруженных исторических материалов можно сказать, что часовня св. Александра Невского стояла на довольно значительном и людном  месте в городе – главный  проспект «Московский бульвар», городской центр. Это достаточно открытое место, и поэтому часовня должна была хорошо просматриваться с двух сторон по улице,  к тому же в пропорциональном отношении  ширина самого сооружения в плане занимала приблизительно одну шестую часть от ширины улицы, что давало возможность обзора и с других сторон.

Ее архитектурно-художественные характеристики не противоречили законам русского православного зодчества. Это, во-первых, монументальность – обособленное расположение в городской среде, простота и ясность форм, массивность и устойчивость нижней части объема по отношению к верхней. Во-вторых, центричность композиции – симметрия относительно главной вертикальной оси – восьмигранного барабана, переходящего в главу (в данном случае купол луковичной формы с крестом). В-третьих, кубическая форма основного объема. Часовня была четырехгранная, имела квадратный план, высота объема чуть превышала его ширину в плане, что создавало определенную стройность композиции. В-четвертых, относительная равнозначность всех четырех фасадов. Северо-восточный фасад отличался только формой витражного окна;  юго-восточный фасад имел вход; для каждого фасада характерна симметрия. В-пятых, наличие декора. Сооружение украшали углубления, выступы, карнизы. Верхняя часть, начиная от карниза, была более богата декором, чем нижняя, что несколько облегчало форму и в то же время придавало ей устойчивость.  К тому же это как бы отделяло нижнюю «земную» часть от верхней «небесной». Декор был выполнен в виде «поясков» геометрических мотивов в русском стиле. Окна и дверь часовни имели арочную форму и так же обрамлены декоративными элементами. Кровля четырехскатная. Как уже было сказано ранее, шахматный рисунок на кровлю был нанесен позднее и не имел отношения к общему стилю.

К сожалению, не удалось установить имя архитектора или инженера, проектировавшего часовню, но живы еще те, кто ходил к этой часовне за водой. По воспоминаниям искусствоведа Т.М. Степанской, часовня еще стояла в 1951 году, а через несколько лет, когда Тамара Михайловна с родителями снова вернулась в Барнаул, часовни уже не было. Это согласуется с архивными данными о кардинальной реконструкции Ленинского проспекта, который стал центральной магистралью города.

В соответствии с приказом Управления по делам архитектуры при Совмине РСФСР № 233 от 21 декабря 1951 г. «По проекту детальной планировки и застройки проспекта Ленина в Барнауле» в пункте 9 предусмотрен постепенный снос деревянных строений и 1-2- этажных ветхих каменных зданий. Таким образом, в первой половине 50-х годов часовня была снесена.

И вот по прошествии полувека возникла реальная возможность возродить утраченную святыню, служившую украшением одного из главных проспектов города. Сегодня имеется достаточно архивных и краеведческих данных, чтобы в точности восстановить облик часовни св. Александра Невского.

В 2002 году были начаты проектные работы по воссозданию данного памятника архитектуры. Перед архитекторами стояла сложная задача сохранить достоверность форм и при этом вписать часовню в частично изменившийся архитектурный ландшафт. Из исторических зданий у перекрестка Ленинского проспекта с улицей им. И.С.Никитина сохранилось два (дома № 20 и 21). Поэтому воссозданная часовня стоит ближе к этому перекрестку, примерно в двадцати метрах ниже первоначального места расположения. Проект реконструкции разработал барнаульский архитектор Александр Деринг по старинным фотографиям. Проект благословил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Росписью занимался барнаульский иконописец Игорь Углев. Особенность росписи в том, что кроме Александра Невского и других святых воителей России, здесь изображены и алтайские святые, которых Христианская церковь канонизировала в 2000 году.

12 сентября 2006 года в день памяти святого князя Александра Невского и его сына Даниила Московского состоялся молебен, который совершил епископ Барнаульский и Алтайский Максим в честь открытия часовни.

Крейдун Ю.А., священник,

Шарова Е.В., преподаватель

Алтайского государственного технического университета им. И. И. Ползунова

 Часовня выстроена вновь в 2002-2006 по проекту, близкому к первоначальному. Архитектор А. Ф. Деринг.

Литература

Документы по истории церквей и вероисповеданий в Алтайском крае (XVII – начало XX вв.) / Упр. арх. дела администрации Алт. края. Барнаул, 1997. 407 с. Из содерж.: Сводная справка Барнаульского архивного бюро о времени построения церквей в г. Барнауле. С. 55.

Кривоносов Я. Е. Православные храмы Барнаула / Я. Е. Кривоносов, Т. В. Скворцова. Барнаул: Азбука, 2001. 174 с. – Из содерж.: Часовня св. бл. князя Александра Невского на Московском проспекте. С. 78-79.

Крейдун Ю. А. История часовни // Алт. миссия. 2001. Авг. (№ 8). C. 7: фот.

Крейдун Ю. А. Часовня св. Александра Невского в Барнауле // Актуальные вопросы истории Сибири: Третьи науч. чтения памяти проф. А.П. Бородавкина.  Барнаул, 2002. С. 338-340. Библиогр. в примеч.: с. 340.

Документальные источники

Центр хранения архивного фонда Алтайского края (ЦХАФ АК).

Ф. 50. Оп. 13. Д. 12. План г. Барнаула, 1877.

Ф. 86. Оп. 1. Д. 16. Л. 11. Сводная справка Барнаульского архивного бюро о времени построения церквей в г. Барнауле.

ФП. 490. Оп. 2. Д. 9, 26; Оп. 4. Д. 1. Л.  37-42.

Алтайский государственный краеведческий музей (АГКМ).

ОФ № 9778-8, 10573-15, 10573-16; НВФ № 192. Виды часовни.

Источник информации: Барнаульский хронограф. 2003 г.: календарь знаменательных и памятных дат. – Барнаул, 2002. – С. 19-21. (текст в формате pdf)

28 июня 1949 г.

28 июня 1949 г.

Родился актер, режиссер, народный артист России

А. В. Панкратов-Черный

 

Александр Васильевич родился в селе Конево Панкрушихинского района Алтайского края.

В 1969 г., окончив актерский факультет Горьковского театрального училища, работал актером Пензенского драматического театра. А затем решил попробовать стать режиссером и в 1976 г. закончил режиссерский факультет ВГИКа (мастерскую Ефима Дзигана). Кстати, именно во ВГИКе родилась приставка к его фамилии - Черный, которой он обязан цвету своих волос и тому, что на курсе у него оказался однофамилец. 
Долгое время считавшийся незаметным провинциальным актером, Александр Васильевич Панкратов-Черный внезапно становится известным после того, как в 1978 г. снялся в роли Сашки в фильме А. Михалкова-Кончаловского "Сибириада". Однако настоящая популярность приходит к нему только через несколько лет. В 1983 г. он снялся в фильме "Мы из джаза" и сыграл роль молодого артиста-чечеточника в фильме "Зимний вечер в Гаграх", где у них получился трогательный великолепный дуэт с Е. Евстигнеевым. Среди других его работ в кино зрителям запомнилась роль Геннадия в фильме "Где находится нофелет?", который вышел на экраны в 1987 г. Здесь его дарование раскрылось уже с другой стороны - как великолепного драматического актера. 
Кадр из фильма Кроме того, А. В. Панкратов-Черный является режиссером- постановщиком нескольких фильмов. В 1979 г. он снял картину "Взрослый сын", а в 1982 году - "Похождения графа Невзорова".
А. В. Панкратов-Черный - всесторонне одаренный человек. Еще в шестидесятых годах, будучи школьником, он писал стихи, которые печатались в журналах "Волга", "Юность", позже его стихи появлялись в газетах "Советская культура" и "Комсомольская правда", а в 1996 г. сборник лирики А. В. Панкратова-Черного был выпущен отдельным изданием. Автор книги стихов "Шаги к стихам" (1999), за которую был принят в Союз писателей России. 
А. В. Панкратов-Черный возглавляет фонд спортивного развития и социальной защиты детей-инвалидов, который называется "Наше поколение". При этом фонде также существует спортивная школа на Шаболовке, куда приходят ребята от шести до восемнадцати лет. Фонд курирует и детские дома.

 

29 июня 1957 г.

Подписан приказ Министерства внутренних дел СССР об образовании в г. Барнауле специальной средней школы по подготовке подготовки начальствующего состава МВД СССР.

В 1994 г. школа преобразована в филиал Рязанской высшей школы МВД России, а в 1995 году - в Барнаульский филиал Рязанского института права и экономики МВД России. На основании Постановления Правительства России № 385 10 июня 1998 года министр внутренних дел С. В. Степашин подписал приказ № 346 «О создании Барнаульского юридического института МВД России». В 1999 году институт передислоцирован на базу расформированного Барнаульского высшего военного авиационного училища летчиков, расположенную в центре г. Барнаула. 
В настоящее время Барнаульский юридический институт МВД России является крупным специализированным вузом по подготовке сотрудников для органов внутренних дел семи субъектов Российской Федерации, среди которых Республики Алтай, Тыва; Новосибирская и Кемеровская области.
В вузе четыре факультета: подготовки специалистов криминальной милиции и милиции общественной безопасности, заочного обучения, повышения квалификации и общеюридический (на внебюджетной основе). Учебный процесс обеспечивают 15 кафедр. Ученые степени кандидатов и докторов наук имеет более 70% профессорско-преподавательского состава, большинство преподавателей имеют богатый опыт практической работы в правоохранительных органах.
Выпускниками спецшколы являются бывший главный федеральный инспектор по Алтайскому краю генерал-майор милиции Бердников А. В., бывший начальник ГУВД Алтайского края генерал-майор милиции Вальков В. А., бывший начальник ГУИН Минюста России по Алтайскому краю генерал-лейтенант внутренней службы Семенюк А. П.

Copyright 2012-207.
^ Наверх