26 мая 1922 г.


26 мая 1922 г.

Чуйский тракт получил статус

дороги государственного значения

 

Общеизвестным фактом является то, что Чуйский тракт – первая дорога в пределах нынешних административных границ Алтайского края и Республики Алтай, получившая статус дороги государственного значения (постановление ВЦИК РСФСР от 26 мая 1922 г.). В связи с этим в городе Бийске был создан отдел государственных сооружений и составлен первый план ремонтно-строительных работ на Чуйском тракте. В этом же году на средства, поступившие из российского государственного бюджета, был построен мост в Кош-Агаче через р. Чуя и приведен в проезжее состояние участок дороги от Бийска до Комаринского перевала по старому направлению дороги. В следующем 1923 г. на участке от бома Кор-Кечу до Ини строятся три паромные переправы через реку Катунь, восстанавливаются гужевые перевозки по Чуйскому тракту. Но состояние Чуйского тракта старого направления Бийск–Алтайское–Черга–Онгудай–Иня, имеющего три перевала и четыре паромные переправы, не могло удовлетворить требованиям перевозок по нему, принудив к изысканию более удобных вариантов.

Таким единственным был правокатунский вариант, предложенный в свое время еще В. Я. Шишковым, но в силу объективных причин (Первая мировая война, революция 1917 г., гражданская война) не претворенный в жизнь. В постановлении техсовещания отдела шоссейных дорог центрального управления местного транспорта, проходившего в г. Бийске, указывалось: «…остановиться на правобережном направлении варианта. Принять к сведению сообщение заместителя председателя К. Я. Рудзутак об изменении направления Чуйского тракта». Строительство по правобережному варианту начиналось несколько раз, но в дальнейшем решение вопроса затягивалось, работы прекращались. И в этот раз продолжалась бюрократическая волокита, в результате чего строительство на новом направлении не велось, а дорога на старом не приводилась в исправное состояние. Недочеты в строительстве, помимо недостаточно оперативного руководства и контроля со стороны Главдорстроя и Росдорстроя зависели от неопределенного, нерешенного вопроса о строительстве правокатунского направления. Докладывая о вышеизложенном, Сибкрай РКИ (Рабоче-крестьянская инспекция) просила расследовать причины совершенно недопустимой, граничащей с вредительством (1932 г.!) волокиты при строительстве правобережного направления, привлечь виновных к суровой ответственности, обязать Главдортранс закончить изыскание строительства тракта и моста через р. Бию в сроки, указанные постановлением.

В 1933 г. выходит новый приказ по управлению Чуйского тракта за № 136 от 25 августа: «Согласно Постановлению Правительства по народному комиссариату внешней торговли СССР 5 июня 1933 года за № 333, Чуйский тракт считается военизированным с введением в действие Устава о служебно-трудовой дисциплине военизированных рабочих и служащих. Означенное мероприятие Правительства вызвано особо важным значением Чуйского тракта в общей системе народного хозяйства. Военизация должна обеспечить бесперебойную работу тракта в деле осуществления возложенных на тракт ответственных заданий по экспортно-импортным перевозкам. Военизация работников тракта при улучшении их материально-бытовых условий, как то: снабжение продовольствием, обмундированием и другими льготами возлагает на них большую ответственность за четкую и безукоризненную работу. Работники тракта должны помнить, что они указанным актом Правительства приравнены к славным бойцам Красной Армии в условиях мирного строительства социализма». В результате этого Постановления сразу же находятся необходимые денежные суммы, решается вопрос о рабочей силе, включается зеленый свет изыскательским работам.

Вдоль дороги строятся «командировки» 7-го отделения Сиблага. Начальником этого отделения стал Волков. Благодаря сохранившимся документам установлены места следующих «командировок»: в заречном районе г. Бийска (ул. Крайняя), перед пос. Майма, в районе с. Мыюта (женский лагерь), за Семинским перевалом (у Черной речки) перед Бомом Кор-Кечу, в районе с. Жана-Аул (в Чуйской степи). Были и другие «командировки», но места их расположения пока не известны. Каждая «командировка» представляла собой территорию, обозначенную на карто-схемах того времени как «земля особого назначения». По периметру стояли вышки, территория обнесена высоким забором с колючей проволокой, за которым располагались бараки на 200–300 заключенных, дом для охраны, склад, баня и другие хозяйственные постройки. Кроме «сиблоновцев» – так называли заключенных, строили дорогу, и жители близлежащих сел, по которым проходила дорога. Каждый работоспособный житель села обязан был привезти для отсыпки дороги сто ручных тачек земли или гравия. За тачки, привезенные сверх нормы, выплачивались деньги. Кроме того, на строительстве дороги использовались для перевозки грузов лошади из артелей и колхозов вместе с их хозяевами. В протоколе № 35 от 24 июля 1926 г. президиумом Бийского окрисполкома, отмечено, что граждане с. Сетовка сами постановили дать 500 подвод бесплатно для строительства Чуйского тракта.

В 1934 г. дорога на всем своем протяжении от г. Бийска до монгольской границы становится проходимой для автотранспорта. На первой странице альбомов, которые были подарены в честь окончания строительства Чуйского тракта передовым работникам можно прочитать:

«Чуйский тракт, как одна из важных внешнеторговых магистралей Советского Союза и основная автодорожная артерия Ойротской автономной области, имея головным участком город Бийск, как исходный пункт железной дороги и водного транспорта, доходит до границы северо-западной Монголии. Общее протяжение тракта составляет 622 км, из которых до 500 км проходят в местности высокогорных хребтов северного Алтая, пересекая перевалы Семинский и Чике-Таманский. Строительство Чуйского тракта осуществлено фактически в течение двух коротких и дождливых сезонов 1933–1934 гг. при наличии 5000–6000 человек рабочей армии, упорным трудом с применением социалистических методов труда – соцсоревнования и ударничества, широко развернувшихся на стройке.

За время строительства тракта произведено свыше 2500,0 тыс. куб. м. земляных и скальных работ, 1300 п. м мостов, 250 шт. труб, 330 км проезжей части (шоссе). Проведенный в 1934 г. автопробег показал количество ходовых часов автопроезда по Чуйскому тракту: Бийск–Кош-Агач составило – 22 часа и Кош-Агач–Бийск – 19 часов. Сооружение тракта стоимостью более 20 млн. руб. в одной из бывших наиболее отсталых окраин царской России, а ныне Ойротской автономной области, развивающейся в мощном подъеме экономического и культурного развития, является ярким примером правильности национальной политики нашей партии».

Все это дало возможность к 7 ноября 1934 г. рапортовать о досрочном выполнении задания партии и правительства о сооружении Чуйского тракта. Обеспечен полный автопроезд на протяжении свыше 600 км и дополнительно сооружен за счет местных и краевых ресурсов крупнейший в Союзе наплавной мост через реку Бию.

Прошел не один десяток лет. Трудно переоценить значение этой дороги-легенды, которая проходит через века. Из всех дорог российского Алтая Чуйский тракт имеет преобладающее административное, экономическое и культурное значение. Это единственный путь, связывающий горно-таежные районы Алтая со всеми регионами России, а также путь, обеспечивающий торгово-экономическое сообщение сибирских регионов с Монголией и Китаем.

 

Е. А. Грехова

 

Литература

 

Табаев, Д. И. Из истории строительства Чуйского тракта // Горно-Алтайский научно-исследовательский институт истории, языка и литературы. Ученые записки. Барнаул, 1969. С. 12–22. Библиогр. в примеч.: с. 123–124 (30 назв.).

В т. ч. даются ссылки на документальные источники.

Старцев, А. В. Торговые ворота в Монголию // Алтайский сборник. Барнаул, 1995. Вып. 16. С. 44–54. Библиогр. (32 назв.).

Козлов, Ю. Чуйский тракт // Энциклопедия Алтайского края. Барнаул, 1997. Т. 2. С. 404.

Возчиков, В. А. Костер для «святого черта» / В. А. Возчиков, Ю. Я. Козлов, К. Г. Колтаков. Бийск, 1998. 222 с.

В т. ч. материал о Е. Л. Слащеве – прорабе Чуйского тракта.

Боронин, О. В. Из истории чуйской торговли в 60-е гг. XIX в. // Памяти Е. М. Залкинда. Барнаул, 1998. С. 200–205. Библиогр. в примеч.

Грехова, Е. Мосты Чуйского тракта // Краеведческий вестник. Бийск, 1998. Вып. 7. С. 47–49 : фото.

Чуйский тракт : турист. карта-схема / Алт. гос. ун-т ; М. В. Танкова, А. В. Старцев. Барнаул, 1999. 1 с. : ил.

Козлов, Ю. Дневник, которого не было // Розмысл. 2000. № 2/3. С. 162–186.

Очерк об истории Чуйского тракта. Подготовлен к печати в 70-е гг. XX в., публикуется впервые.

Сарычева, Т. Путешествие по Чуйскому тракту. Природные и исторические памятники. Легенды, стихи, песни. История, культура. Турбазы : путеводитель. Горно-Алтайск, 2001. 76 с. : ил.

Кобелев, А. И. 100 лет со времени открытия Чуйского колесного пути от Онгудая до Кош-Агача // Страницы истории Алтая. 2003 г. : календарь памят. дат. Барнаул, 2003. С. 124–127. Библиогр.: с. 127.

Крейдун, Г. «Командировка» Сиблага у бома Кор-Кечу на строительстве Чуйского тракта – место мученического подвига иеромонаха Киприана (Нелидова) // Гришаев, В. Невинно убиенные. Барнаул, 2004. С. 223–230 : рис.

Старцев, А. В. Строительство Чуйского тракта во второй половине XIX – начале XX в. // Ползуновский вестник. 2004. № 3. С. 276–282. Библиогр.: с. 282.

Танкова, М. В. Культурно-историческое наследие Чуйского тракта // Социально-культурные туристические ресурсы Алтайского региона. Проблемы и перспективы использования. Барнаул, 2004. С. 83–89.

Алтай. Путешествие по Чуйскому тракту : путеводитель / сост. М. В. Танкова, Т. И. Злобина, Т. В. Вдовина. Барнаул : Пять плюс, 2006. 236 с. : ил. Библиогр.: с. 233–236.

Гребенников, О. Р. Современное состояние и перспективы развития рекреационной системы в пределах Чуйского тракта // Алтай : экология и природопользование. Бийск, 2006. С. 323–326.

Кольцова, Н. В. Чуйский тракт и его влияние на экономическое развитие Алтайского региона // Алтай – Россия : через века в будущее. Горно-Алтайск, 2006. Т. 2. С. 169–172. Библиогр. (20 назв.).

Пустогачева, Т. С. К вопросу о развитии транспорта и путей сообщения в Горном Алтае в начале 30-х гг. XX вв. (На примере Чуйского тракта) // Там же. С. 189–191. Библиогр. (14 назв.).

Матушина, С. Ю. Коллекция по истории Чуйского тракта в фондах Музея истории дорог Алтая // Труды Алтайского государственного краеведческого музея. Барнаул, 2006. Т. 2. С. 176–184. Библиогр.: с. 183–184.

Старцев, А. В. Есть над Чуей-рекою дорога // Чуйский тракт. 2006. № 1. С. 8–11 : ил. Библиогр. в конце ст. (5 назв.).

Шмойлов, Э. Бийск – Монголия: (к истории Чуйского тракта) // Бийский вестник. 2006. № 1/2. С. 168–192 : фото.

Башунов, В. Твои дороги, Алтай / В. Башунов, А. Родионов. Барнаул, 2007. 440 c. : ил. – Из содерж.: Чайная тропа, ставшая трактом. С. 58–77.

Бородаев, В. Б. Чуйский тракт – торговый путь в Монголию (вторая половина XIXвека) / В. Б. Бородаев, А. В. Контев // Бородаев, В. Б. Исторический атлас Алтайского края. / В. Б. Бородаев, А. В. Контев. Барнаул, 2007. С. 118–121 : карт.

Попова, Н. Легенды и были Чуйского тракта // Алтай : знакомое и неизвестное. 2007. № 5 (15). С. 18–43 : фото.

Исупов, С. Века и версты // Там же. С. 44–52.

Чуйский тракт в истории Евразийского миграционного процесса и торгового пути 17–18 вв.

Шипилов, В. Века и версты / В. Шипилов, С. Исупов // Алтай: знакомое и неизвестное. 2007. № 6 (16). С. 38–44 : фото.

История строительства Чуйского тракта от Бийска до монгольской границы (1913–1935 гг.) и дальнейших реконструкций.

Курносова, П. Есть над Чуей-рекою дорога… // Там же. С. 46–54 : фото.

Попова, Н. Выше и дальше // Алтай : знакомое и неизвестное. 2008. № 6. С. 6–32 : цв. фото.

Путешествие по Чуйскому тракту с описанием достопримечательностей.

Алтай. Путешествие по Чуйскому тракту : слайд-фильм / ред. Е. Злобин, концепция, подбор фото, музыки А. Афанасьев. Барнаул : Пять плюс, 2009. 1 эл. опт. диск (DVD-ROM); 12 см.

Грехова, Е. А. Чуйский тракт // Бийск : энциклопедия. Бийск, 2009. С. 339.

Грехова, Е. В музее главного тракта Алтая // Это мой мир. Барнаул, 2009. 26 мая. С. 2 : фото.

О музее Чуйского тракта.

Комментировать

Copyright 2012-207.
^ Наверх