Бобожоков Болочок

Г. И. Гуркин Шаман с бубном

Камлание шамана Бобожокова в Народном Доме г. Барнаула

18 октября 1913 г. в газете «Жизнь Алтая» была опубликована статья «К завтрашнему камланию», посвященная предстоящему камланию шамана Болочока Бобожокова в Народном Доме г. Барнаула. Статья создает представление о сущности камлания, содержит фрагменты интервью с шаманом. Перед камланием при помощи «волшебного фонаря» должны были демонстрироваться виды горного Алтая, а так же снимки, иллюстрирующие жизнь, обряды и традиции алтайских инородцев. Первоначально камлание должно было состояться 19 октября, но было перенесено на 24 октября в связи с тем, что потребовалось письменное разрешение губернатора для проведения камлания.

Орфография и пунктуация частично сохранены.

К завтрашнему камланию

Завтра вечером в Народном Доме приехавший с фотографом алтайцем С. И. Гуркиным шаман Болочок Бобожоков предполагает совершить камлание, т. е. показать публике моление горным духам.

Шаман 43-х лет, но выглядит моложе своих лет, с благообразным лицом, с стриженой головой, с макушки которой спускается коса. Обычное его местожительство – аил Эремес, не доезжая 20-ти верст до Чемала, в версте от тракта. Занимается Бобожоков небольшим хозяйством: земледелием и скотоводством. Между делами занимается камланием, что также служит небольшой доходной статьей. Имеет жену и четырех детей. Не знает русской грамоты: алтайской грамотности, как известно, совсем не существует. Камлает по приглашению своих одноверцев и единоплеменников большею частию весной и осенью. Весной, как удалось мне узнать от Бобожокова, при посредстве переводчика, – он, как и все шаманы, камлает с целью благодарения доброго горного духа Ульгеня за сохранение во время зимы скота, а осенью просит, чтобы горный дух сохранил скот наступающей зимой. А летом он молит злого духа Эрлика об исцелении больных людей и животных, а так же об отыскании утерянного скота.

Способность шаманить, общаться с духами, Болочок Бобожоков получил по наследству от своей матери, тоже шаманки. Почувствовал эту способность еще в детстве, во время какой-то припадочной болезни, которая обычно служит как бы толчком к шаманству.

Чтобы завтрашнее камлание было всем понятно, я вкратце изложу сущность его, насколько мне самому удалось узнать от шамана, через переводчика.

Шаман будет в особом костюме – «маньякъ» – украшенном разными символами; например, 9 красных кукол изображают горных духов – девять дочерей Алтая. Украшен также символами и бубен, а число ленточек на бубне означает количество камланий, совершенных шаманом.

Гуркин Г. И. Ночь жертвы (Камлание). 1895 г.

Сначала он будет молча ударять в бубен и тем самым вызывать духа Дяик, кажется старшего сына Ульгеня. Когда же почувствует, что он явился, поклонится ему с громким ударом в бубен. Дяик укажет шаману, к какому духу следует обратиться с просьбой: к дочерям Алтая, к Ульгеню, к Эрлику или к другим. Когда же явятся нужные духи, шаман впадет в экстаз, ум его «выйдет», ничего окружающего кам сознавать не будет, всецело будет находиться в это время в общении с духами, путешествовать с ними по разным местам, по небу или под землей. Когда придет в себя, то припомнит, что ему духи скажут. При этом нужно отметить, что Дяик все время остается, так сказать, посредником и свидетелем между камом и другими духами.

– О чем же вы будете камлать в Народном Доме? – спрашиваю через переводчика кама.

– Буду камлать вообще об Алтае, чтобы сохранился скот, о будущем урожае, о здоровье людей, – ответил он.

Вообще же камлания, в случае положительного результата, сопровождаются жертвоприношениями. Так, например, духи могут сказать, что данный человек выздоровеет, но при этом указывают какой масти коня или овцу должно принести в жертву. Обреченному животному привязывают красную ленточку, коню к гриве, а барану к рогам. Когда человек, о котором кам воссылал моление, выздоровеет, отмеченных животных убивают посредством удушения, чтобы не пролить крови. Мясо их варится и съедается, а часть его вместе с бульоном, кам разбрасывает по воздуху в жертву благодетельному духу. Шкуру вместе с головой и копытами, вешают на жердь, а под шкурой, на устроенном жертвеннике, складывают кости. Все это остается до тех пор, пока не сгниет.

Перед камланием С. И. Гуркиным, при помощи волшебного фонаря будут демонстрироваться виды разных частей горного Алтая и снимки из быта алтайских инородцев: жертвоприношения, свадебные обряды и проч.

Судя по словам фотографа, перед глазами зрителей пройдут картины наиболее замечательных, наиболее величественных красот Алтая, а так же быта инородцев, более доступных для фотографирования алтайцу С. И. Гуркину, чем русским фотографам.

А. Шапошников

Источник: Шапошников А. К завтрашнему камланию // Жизнь Алтая. 1913. 18 окт. (№ 231)

           Иллюстрации:

  • Григорий Иванович Чорос-Гуркин: [альбом]. — [Горно-Алтайск]: Ак Чечек, 1994. С. 9
  • Государственный художественный музей Алтайского края: из художеств. наследия Алтая: Иконопись. Живопись. Графика. — М. : СканруС, 2002. – С. 27.