11 сентября 1942 г. Артек


 

11 сентября 1942 г.

 

В Белокуриху прибыл

Всесоюзный пионерский лагерь «Артек»

 

«Артек» – расположенный в Крыму крупнейший и наиболее известный пионерский лагерь Советского Союза. Для многих поколений советских школьников звучное имя "Артек" было символом счастливого, ничем не омраченного детства. Немало славных страниц в истории этого главного пионерского лагеря СССР, но есть период, о котором нельзя говорить без волнения – военный Артек.

Грозные годы Великой Отечественной войны были временем проверки стойкости и мужества не только взрослых, но и детей. Ребята, которые получили путевку в Артек в июне сорок первого года, не знали о том, что она станет самой длинной путевкой в их жизни.

"Уже 22-го июня Артек завалили телеграммами от края до края страны, заходились в волнении родительские сердца: что будет с ребятами? – вспоминала Марите Растемляйте, прибывшая в лагерь 22 июня 1941 г. – С первых дней стали разъезжаться небольшие группы в сопровождении вожатых, работников лагеря по своим областям, городам, селам. Дольше всех жили у моря пионеры из Прибалтики, Белоруссии, Западной Украины, Молдавии. Им некуда было ехать, и никто не приезжал за ними: на родной земле гремели бои. Вот только тогда мы почувствовали, что случилось страшное".

6 июля 1941 г. Артек в Крыму был закрыт и эвакуирован в Подмосковье, а затем, летом того же года, лагерь переехал на Волгу, в Сталинград. Самой трудной была зима 1941–1942 гг., которую дети провели в Сталинграде. Это был прифронтовой город, и лагерь жил по законам военного времени. Много сделали артековцы для госпиталей, ходили по квартирам, собирали посуду, необходимые вещи, деньги, книги. Шли к раненым, писали под их диктовку письма.

Между тем линия фронта летом 1942 г. все ближе и ближе подходила к Сталинграду. Было решено эвакуировать лагерь в глубокий тыл, в Алтайский край. Более двухсот артековцев проделали долгий военный путь из Крыма в Сибирь. 11 сентября 1942 г. лагерь прибыл в поселок Белокуриху и находился там до января 1945 г.

"С их приездом село ожило, – рассказывала Е.В. Зырянова, жительница Белокурихи. – Они часто выступали перед жителями с концертами, которые пользовались неизменным успехом. Этих детей любили все, старались обогреть, подкормить, приласкать. Это были наши дети, дети войны…"

В эвакуированном Артеке были русские, эстонцы, латыши, украинцы, белорусы. "Общаясь между собой на одном языке, этот интернациональный детский коллектив сумел сохранить свои национальные ячейки, народные обычаи, создать в своей среде то, что мы называем взаимопроникновением культур. Чувство товарищества и интернациональной дружбы, начавшееся в суровые военные годы, мы пронесли через всю жизнь", – вспоминала Нина Сергеевна Храброва, вожатая Артека в годы войны, а позднее журналистка, автор книги "Мой Артек".

Лагерь жил организованной жизнью. Начальник Гурий Григорьевич Ястребов ясно видел и четко сформулировал основные задачи в работе с детьми: укреплять здоровье ребят, воспитывать чувство интернациональной дружбы, товарищества и дисциплины. Труд стал основой всей воспитательной работы. "Все ребята были объединены в рабочие бригады. Младшие работали в подсобном хозяйстве, старшие мальчики – на лесозаготовках, на конном дворе. Старшие девочки были распределены на две бригады: одна работала на кухне, другая в столовой. И какие же молодцы были и девочки наши и мальчики. Сейчас диву даешься, как только они управлялись со всем, что им поручалось. Ни нытья, ни отлынивания", – писал в своих воспоминаниях начальник алтайского Артека Г.Г. Ястребов.

С июля 1944 г. в освобожденном Крыму возобновил работу Артек – главный пионерский лагерь страны. Одновременно продолжал действовать и "алтайский Артек" в Белокурихе, ведь на западных рубежах страны все еще шли бои. Лишь в январе 1945 г. началось возвращение артековцев военной поры в родные места.

Прошли годы. Спустя четверть века темой "Артек на Алтае" заинтересовался известный рубцовский краевед Клим Романович Севастьянов. Ему удалось разыскать бывших вожатых алтайского Артека – Нину Сергеевну Храброву и Анастасию Михайловну Юрасову. После нескольких газетных публикаций К.Р. Севастьянова, в Смоленском районе было принято решение об открытии в 1972 г. на курорте Белокуриха мемориальной доски, посвященной пребыванию Артека на Алтае.

Сбор материалов об артековцах военных лет продолжил краевой пионерский штаб "Искорка", объявивший с декабря 1972 г. операцию "Поиск –Артек". В "Искорке" организовали группы по числу тех союзных республик, откуда были дети в Белокурихе. Каждой из групп ставилась задача: восстановить историю силами артековцев и вожатых, а также людей, имевших какое-либо отношение к "алтайскому Артеку". Был проведен всесоюзный поиск через адресные столы, печать и радио, архивы и т. д.

Десятки писем разослали ребята во все уголки нашей страны, разыскивая бывших артековцев, бережно собирая каждое свидетельство пребывания лагеря в Белокурихе. "Здравствуйте, многоуважаемые "искрята"! Хорошие вы ребята, честное слово, столько настойчивости вы проявляете для розыска всех артековцев. Что же, это очень хорошая черта в жизни – быть настойчивым, добиваться своей цели…", – писали бывшие артековцы Москвы, Украины, Белоруссии, Прибалтики.

Итоговые материалы были отправлены во всесоюзный пионерский лагерь к 50-летию этой детской здравницы, 16 июня 1975 г. В благодарность за большую работу штаб "Искорка" был приглашен на 6-й всесоюзный слет пионеров в Артеке. А впереди – встреча на Алтае.

Письма-приглашения получили все артековцы. И вот в 1984 г. они снова вместе в Белокурихе – те, кого приняла и обогрела она теплом своей заботы в военное лихолетье. Среди тех, кто приехал на встречу в Белокуриху, были рабочие и художники, партийные и советские работники, связисты и медики, журналисты и ученые, но больше всего педагогов. Более сорока человек из семи республик, отложив все свои служебные и семейные дела, не считаясь с материальными затратами, проделали путь на Алтай, чтобы снова оказаться вместе.

"Я связала свою жизнь со школой, и это решение приняла еще в Артеке, – рассказывала преподаватель из Минска И.Б. Мицкевич, – потому что именно там поняла: быть педагогом – большое счастье. Воспитывать детей так, как это умели делать наши пионервожатые Нина Храброва и Тоня Сидорова".

С улыбкой вспоминала бывшая артековка Этхель Силларанд-Аэсма, как любила она рисовать. Все поздравительные открытки, которые ребята дарили друг другу ко дню рождения, были делом ее рук. Но желание писать оказалось сильнее: она стала журналисткой, автором десяти книг, первая из которых – "Самая длинная путевка" – была рассказом о военном Артеке.

Волнующим моментом встречи стал прошедший 11 сентября 1984 г. митинг, посвященный открытию мемориальной плиты в память о пребывании пионерского лагеря в Белокурихе. Надпись гласит: "На этом месте в бывших корпусах № 3 и № 4 курорта "Белокуриха" с 11 сентября 1942 г. по 12 января 1945 г. находился Всесоюзный пионерский лагерь "Артек".

Право открыть мемориальный знак было предоставлено И.К. Рамми, артековке военных лет. Минутой молчания почтили присутствующие память погибших на фронтах Великой Отечественной войны. Среди тех, кто не вернулся с фронта, был и Владимир Дорохин, любимый пионервожатый артековцев.

В настоящее время материал, собранный поисковым штабом "Искорка", хранится в фондах и библиотеке военно-исторического отдела Алтайского государственного краеведческого музея. Часть этой коллекции представлена в постоянной экспозиции, рассказывающей о нашем крае в годы Великой Отечественной войны.

Сегодня Артек – это международный детский центр, который по праву пользуется во всем мире заслуженной любовью и признанием. Из небольшого палаточного городка, появившегося в 1925 г., лагерь вырос в крупный многопрофильный международный комплекс, стал замечательной детской здравницей. За эти годы здесь отдохнули и укрепили свое здоровье почти миллион подростков всех национальностей. В истории Артека отразилась судьба нашей Родины. Есть в этой летописи и алтайские страницы. 

Е.Л. Квитницкая

 

Комментировать

Copyright 2012-207.
^ Наверх